Общество

Михаил Молоканов: "Полиция – это скальпель в руках государства"


Июнь 18, 2018 14:46 0

5 июня 2018 года Министерство внутренних дел Российской Федерации торжественно отметило 300-летие. В 1718 году царь Петр Первый положил начало организации регулярной полиции в России.

Полицейская служба не только «опасна и трудна, и на первый взгляд как будто не видна», она выполняет ряд чрезвычайно важных государственных функций. Как и любая другая силовая система, полиция остается во многом закрытой структурой. Но в честь знаменательного юбилея, нашему журналу сделали небольшое исключение.

Начальник УМВД России по Липецкой области, генерал-майор полиции Михаил Молоканов рассказал не только об истории российской полиции, ее буднях, но и о своих коллегах, о себе, за что наша редакция приносит ему искреннюю благодарность.

– Михаил Владимирович, вы побывали на праздничных торжествах в столице, с какими впечатлениями вернулись?

– Впечатления самые позитивные. Пятого июня в Москве прошли торжественные мероприятия, посвященные 300-летию российской полиции. Накануне провели праздничный молебен в храме Христа Спасителя. Потом состоялось торжественное собрание – министр внутренних дел России Владимир Колокольцев поздравил весь личный состав ведомства с грандиозной датой, пожелал успехов в дальнейшей работе. А вечером был праздничный концерт.

Чуть раньше прошли торжественные мероприятия по увековечению памяти ушедших полицейских. В Санкт-Петербурге к могиле первого генерала-полицмейстера Антона Мануиловича Девиера возложили цветы.

В Липецкой области мы также организовали торжества, которым предшествовала большая работа по поиску исторических сведений о развитии полицейской системы в нашем крае. В этом непростом деле очень помог Липецкий государственный технический университет – доцент вуза, кандидат исторических наук Эдуард Гатилов и его студенты.

В честь 300-летия Российской полиции на кладбище Трубного завода мы возложили цветы на могилы своих товарищей, погибших при исполнении служебных обязанностей.

– Что в истории полиции липецкого края вас удивило больше всего? Какие изюминки удалось найти?

– Мы, к сожалению, мало внимания уделяли истории создания полицейской службы региона. Не скрою, собрать сведения было не просто. Липецкая область создана в середине прошлого века из нескольких областей, поэтому все архивы находятся на сопредельных территориях. Материалы собирали буквально по крупицам. Для сотрудников подразделений мы провели специальные занятия по истории, рассказали, какие задачи выполняли полицейские XIX века.

А что удивило? Я, например, даже не мог себе представить, что в функции полиции раньше входила уборка мусора! Кроме обеспечения безопасности людей, полицейские Липецкого уезда, оказывается, отвечали за жилищно-коммунальное хозяйство, пожаротушение, природосохранение и народосбережение.

Сегодня акценты и задачи иные: общественная безопасность людей, охрана их жизни и здоровья, безопасность дорожного движения.

Что касается криминальной обстановки, то на территории нашего края, как и в других областях, на слуху всегда были преступления, связанные с бытовыми убийствами, испокон веков существовало мошенничество. Так было и при царях, и при советской власти, и сейчас. Полиция никогда не сидела без дела.

В период революции, к примеру, «гремел» Елец, там прокатилась волна погромов. Этот купеческий город «славился» бандитизмом, различными преступными группировками.

Постреволюционные годы характеризуются сложной оперативной обстановкой на территории области. Наступали войска Мамонтова, вспыхивали кулацко-эсеровские восстания в деревнях, действовали отдельные бандформирования. Для подавления сил контр­революции создали специальные отделы милиции.

А во время Великой Отечественной войны многие работники органов внутренних дел липецкого края защищали нашу Родину на разных фронтах, в партизанских соединениях, проводили разведывательную работу, боролись с дезертирством, шпионажем, распространителями ложных слухов, паникерами.

Так что и в прошлом, и в настоящем покой нашим сотрудникам только снится. Мы четко контролируем ситуацию.

– Вы уроженец волгоградской земли. Не скучаете по малой родине?

– Как не скучать? Уменьшенная копия скульптуры «Родина-мать зовет!» у меня в кабинете – на видном месте. Малая родина всегда бередит душу. Тем более там остались мои родные, друзья.

В социальном плане между нашими регионами есть различия. Южный федеральный округ отличается обилием разных национальностей. Там проживает немало выходцев с Северного Кавказа, из Дагестана. Люди переезжают, укореняются, случаются и конфликты интересов. А Липецкая область – это такой, я бы сказал, монорегион. Здесь все устойчиво. И в плане криминальной активности как-то попроще, постабильнее. Липецкая область не дотационная, здесь много предприятий, заводов. Люди работают, постоянно заняты, чего, к сожалению, не скажешь про мою родину. Но в настоящее время с приходом нового губернатора и в Волгоградской области ситуация меняется к лучшему, порядка там стало больше.

К сожалению, девяностые годы создали нам огромные проблемы. Не каждый регион смог быстро выбраться из глубочайшего кризиса. Липецкой области в этом отношении повезло. Глава исполнительной власти региона Олег Петрович Королёв в свое время не растерялся и взял ситуацию под контроль. Более четверти века он служит своей Родине и землякам. Все видят, насколько мудро и взвешенно принимаются решения – это безусловное благо для жителей. В Липецкой области благоприятная почва для плодотворных начинаний, что касается и непосредственно института правопорядка.

– Ваше служение Родине было пред­определено?

– После школы я отработал год на заводе, потом ушел в армию. Дед-фронтовик трудился в системе НКВД, отец более тридцати лет отдал преподавательской деятельности в Высшей следственной школе. Естественно, я вырос рядом с людьми в погонах, что не могло не повлиять на меня. Даже родная сестра закончила Высшую следственную школу, она и ее муж работают в полиции Волгограда.

У отца на работе я видел, как учатся курсанты. Мне нравилась их выправка, все они такие подтянутые, спортивные… Так и сделал свой выбор. В родительской семье всегда сохранялась атмосфера правильности, четкости. Отец воспитывал нас строго, дисциплину соблюдали без разговоров. Все видели, как он культурно и корректно урезонивал подвыпивших соседей. Его за это очень уважали. А для меня образ жизни отца и его манера поведения стали примером на всю жизнь. Хотелось соответствовать. Да к тому же все мы выросли на «Дяде Степе» Сергея Михалкова.

– Высокие моральные принципы легли в основу вашего воспитания. А каков, на ваш взгляд, «химический состав» нынешней молодежи? Что думают ветераны о молодых сотрудниках полиции?

– Конечно, среди молодежи есть процент тех, кого исправить уже трудно. Но в липецкой полиции в большинстве своем трудятся ребята, способные грамотно решать оперативные задачи. У меня есть основания так считать. Многие мои коллеги-липчане уже по нескольку раз побывали на Северном Кавказе. Эти полугодовые командировки простыми не назовешь. Но наши полицейские с честью справляются с любыми трудностями: и роды в критический момент принимают, и из пожаров, болот вытаскивают пострадавших. Мимо беды не проходят. Я бываю на Северном Кавказе два раза в год и слышу, что наши ребята достойно несут службу.

Вижу, как молодые хотят развиваться, учиться, набираться опыта – это очень радует. Многие ребята из семей потомственных служащих, стало быть, преемственность у нас в почете.

Но знаете, что меня по-настоящему удивляет в липчанах? Здесь люди как-то не теряются, помнят друг друга, поддерживают отношения, между ними нет равнодушия. Я люблю общаться с ветеранами МВД. К сожалению, Марии Сенцовой, Петра Голубина и многих других уже нет в живых, но тепло их душ согревает. Сейчас нашу областную ветеранскую организацию возглавляет бывший командир липецкого ОМОНа Григорий Душкин. Недавно мы объезжали с ним ветеранские организации в районах. Я со всеми познакомился. Опыт, подсказки старших коллег – очень ценны для тех, кто в строю. Я часто прошу совета у ветеранов, может, где не прав был или сделал неверные кадровые перестановки или что-то упустил. Они подсказывают, координируют. А я чувствую: вместе мы делаем общее дело.

Кстати, в Липецкой области силовой блок невероятно сплочен, дружен. Но при этом нет корпоративности. Каждый представитель какой-либо правоохранительной структуры грамотно координирует свою службу и помогает коллегам из других ведомств. Я благодарен за поддержку главному прокурору Липецкой области Константину Михайловичу Кожевникову, начальнику УФСБ России по Липецкой области Кириллу Николаевичу Грицаю, начальнику управления Росгвардии Александру Васильевичу Овсянникову, руководителю УФСИН Михаилу Петровичу Мезину, председателю областного суда Ивану Ивановичу Маркову, председателю Арбитражного суда Татьяне Михайловне Щедухиной – все мы активно взаимодействуем. Ценно, что у коллег есть понимание непростой ситуации, ведь полиция в последние годы прошла серьезные этапы реформирования. Мы сейчас работаем по-новому. Раньше в нашем составе были ОМОН, СОБР, лицензионно-разрешительная служба, вневедомственная охрана. Теперь они ушли, а к нам пришли новые структуры: миграционная служба и наркоконтроль. У каждой из них свои методики, наработки, поэтому необходимо отладить систему.

– Каковы же успехи липецкой полиции и ее «болевые» точки?

– Когда я прибыл сюда, основная задача сводилась к грамотному регулированию кадровых вопросов. Мы старались решать их с пользой для региона, укрепляли и укрепляем липецкую полицию. Команда у меня сформировалась грамотная, четко выполняющая оперативные служебные задачи. Кадровая политика существенно повлияла на реальные показатели. Мы из года в год улучшаем результаты своей работы. И люди это чувствуют. Авторитет полиции укрепляется, а нареканий на работу наших сотрудников становится все меньше. Очень важный момент – в регионе существенно снизилась подростковая преступность.

– А в вашем личном опыте есть дело, которое из памяти уже не вычеркнуть?

– Мне никогда не забыть теракты в Волгограде. Об этом тяжело говорить. Самое страшное, когда видишь кровь своих земляков. Такое ощущение, будто находишься на войне. Самый сложный период – с 2010 по 2013 год. Сначала подорвали здание ГИБДД, потом прогремел взрыв возле академии МВД. Я был тогда начальником криминальной полиции и вел эти дела. Затем взорвали железнодорожный вокзал, а на следующий день – троллейбус. В Волгограде были и заказные убийства. Иногда за неделю я пару раз выезжал на место особо важных преступлений. Курировал криминальные дела. Бандитизм, трассовые преступления – криминала у нас хватало. Иногда я даже по памяти угадывал преступников, которые уже отсидели и снова взялись за старое.

А когда работал следователем, лично разбирался с «Русской недвижимостью». Тогда хватало финансовых пирамид – людей обманывали массово.

– А что помогает сохранять присутствие духа в тяжелейших ситуациях?

– С нами Бог! Этим все сказано. Признаюсь, грешен, сам редко хожу в храм, хотя и крещенный. Но я верю! Это главное. Я полагаюсь на наших священно­служителей, на владыку Никона. Знаю, что они молятся за нас. Если ты веришь в добро, поступаешь по совести, значит, правда на твоей стороне. Я приветствую, когда мои коллеги посещают богослужения в храмах. Они делают это, исходя из личного опыта.

– В последнее время в обществе резонирует тема жестокого обращения. Причем в этом винят не только преступников и садистов – люди в погонах, бывает, тоже не по уставу обращаются с задержанными…

– Я противник жестоких методов работы. Этого делать нельзя. Мы забываем, что в нашей истории уже были годы, когда на людей давили силой и они брали на себя то, чего не делали. А настоящие убийцы ходили на свободе. Вспомните, прежде чем поймали Чикатило, сколько людей безвинно пострадали.

Я за цивилизованные отношения. Но надо разграничить: если человек совершил тяжкое преступление, он должен ответить по всей строгости закона. А если пока еще не совершил, то нужно работать с ним, чтобы он не оказался на скамье подсудимых.

В Советском Союзе была создана сильная система профилактики преступлений. На заводах и фабриках работали спецкомендатуры, где условно осужденные «химики» «отрабатывали» свое недостойное поведение, существовали также лечебно-трудовые профилактории для пьяниц и дебоширов. И люди, кстати, боялись туда попасть, потому что это было позорно. Но… с перестройкой все изменилось. Мы движемся к европейским стандартам. Что получится? Время покажет, а история рассудит.

Полиция – скальпель в руках государства. Это принудительный орган. Когда человек перешел все грани, и другие социальные институты не эффективны, то меры, безусловно, должны быть жесткими.

У нас никогда не получится договориться с организованной преступностью. Вспомните «Черную кошку», кроме жестких мер на таких граждан ничто не подействует.

– А молодежные группировки, типа забайкальской АУЕ, не зафиксированы?

– Нет. Весь силовой блок региона уделяет большое внимание молодёжной теме. Кстати, в эти дни проходит акция «Вместе ради детей». Есть и негласные оперативные мероприятия. Огромную благодарность выражаю всему педагогическому составу Липецкой области, преподавателям, которые активно занимаются профилактикой правонарушений среди молодежи в школах, вузах и ссузах. Мы не забываем о проблеме экстремизма. Обо всех радикальных течениях нам также известно.

– Главный секрет успешной работы – все-таки профилактика?

– Безусловно. Легче работать на упреждение, чем исправлять последствия. Если в каком-то регионе развивается негатив, лучше вовремя связаться с коллегами и проанализировать свою область по горячей проблеме. Говоря образно, повысить иммунитет.

За перестроечный период мы устали жить в бесконечных конфликтах. Сейчас в стране идет подъем всех здоровых сил. А сколько новых молодежных организаций появилось – юные инспектора дорожного движения, юнармейцы, волонтёры. Ребята сдают ГТО, занимаются спортом. Люди повсеместно начинают вести здоровый образ жизни. И наша профессия тоже становится престижной.

– И еще вопрос: как вы разгружаетесь? Есть ли у вас особые «места силы» в Липецкой области?

– Посмотрите на мои сбитые руки. А вон там, на полке, – боксерские перчатки. Я люблю спорт. Занимаюсь в «Динамо», у тренера Алексея Владимировича Воробьева. Каждый день у меня зарядка, летом – велосипед.

Мне очень нравится природа, лес, горы. Люблю Усманский район, особенно место, где раньше базировался немецкий аэродром. По линии матери все мои предки – казаки с Хопра, там и сейчас живут родственники. Поэтому очень полюбился мне Задонск – Галичья гора и, конечно, сам Дон-батюшка.

– Что пожелаете нашим читателям, своим сослуживцам, всем липчанам?

– Мирного неба над головой, чтобы царило в России созидание, а не разрушение. Крепкого здоровья всем, духовного благополучия. А коллегам по работе – терпения и осознания того, что они работают с гражданами, которые также являются и налогоплательщиками. А значит, мы все свои, и должны относиться друг к другу по-человечески. Если совершено преступление, нужно в первую очередь встать на сторону потерпевшего, доказать вину преступника и наказать его. В год 300-летия полиции хотел бы пожелать нашей службе процветания.

 

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Оперативная обстановка в Липецкой области за 4 месяца 2018 года

Достигнут абсолютный результат (100 процентов) в раскрытии убийств и покушений на убийство, фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, в том числе со смертельным исходом, изнасилований, разбойных нападений.

Сократилось число преступлений, совершенных против жизни и здоровья граждан (-6,7 процента), половой неприкосновенности (-24,1 процента), семьи (-14,1 процента).

Уменьшилось количество краж (-3,1 процента), в том числе хищений транспортных средств (-16,7 процента), скота (-2 раза), сотовых телефонов (-15,8 процента), грабежей (-25,9 процента), разбойных нападений (-7,7 процента), изнасилований (-25,0 процента), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (-20,8 процента), случаев хулиганства (-33,3 процента).

Сократилось число противоправных деяний особо тяжкой категории (-40,7 процента) и преступлений небольшой тяжести (-18,3 процента).

На 27,0 процента (с 304 до 222) сократились преступления, совершенные на бытовой почве.

Уменьшилось число уголовных правонарушений, совершённых несовершеннолетними (-1,1 процента), а также лицами, находящимися в состоянии наркотического и токсического возбуждения (-3,4 раза).

 

ИСТОРИЯ

До 1718 года за порядком следили местные общины, которые подчинялись наместникам и воеводам. 5 июня 1718 года Петр I учредил новую должность в Санкт-Петербурге – генерал-полицмейстер, в подчинении которого была канцелярия и низший персонал (старосты, караульщики сотские и десятские). Царь собственноручно написал основополагающий руководящий документ «Пункты, данные Санкт-Петербургскому генерал-полицмейстеру». В них впервые был применен термин «полиция», определены ее роль, место в государстве и основные задачи. В этот же день последовал и царский указ о назначении руководителя полиции: первым генерал-полицмейстером стал генерал-адъютант Антон Мануилович Девиер – бывший юнга голландского флота и денщик государя.

Вторая половина XVIII столетия ознаменовалась не только организационным оформлением российской полиции, но и распространением этого института на окраинные территории. Так, в 1779 году было образовано Тамбовское наместничество, позже преобразованное в Тамбовскую губернию. В состав губернии входил и Липецкий уезд.

Рубежом в развитии липецкой полиции стала эпоха отмены крепостного права. В соответствии с «Временными правилами об устройстве полиции в городе и уездах губерний» 1862 года установился административно-территориальный принцип построения правоохранительных органов Российской империи.

Во второй половине XIX века на уездную полицию были возложены функции охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности, правил охоты, содержания населённых пунктов, санитарных норм, правил торговли, сбор статистических сведений и другие функции. Внешний вид чинов уездного полицейского управления – уездного исправника, станового пристава и полицейского урядника – утвержден в 1884 году. Одной из обязанностей полиции было предоставление уездному исправнику ежегодных отчетов.

В период с 1889 года по 1898-й должность полицейского исправника Липецкого уезда занимал Александр Алексеевич Бартошевич.

В «Описании Липецкого уезда и стана» рубежа XIX-ХХ веков зафиксировано размещение полицейских чинов по населенным пунктам уезда. В волостных центрах располагались полицейские урядники или сотские, в селах правоохранительные функции выполняли полицейские сотские и десятские, в деревнях уезда – полицейские десятские. Значительная часть чинов полиции формировалась из отставных военных. О кадрах Липецкого уездного полицейского управления свидетельствуют формуляры на чинов полиции.

Благодаря статистической работе полицейского управления Липецкого уезда нам известно, что представлял собой уездный центр на рубеже XIX-XX веков. В 1889 году в Липецке на 1500 жителей приходилось: один полицейский пристав, два помощника пристава, 32 городовых (из них – 6 старших).

С началом Первой мировой войны контрольные функции Липецкой уездной полиции возросли. Она контролировала сбор новобранцев, дезертирство, эпидемиологическое состояние жителей.

Ухудшение жизни народа в ходе войны и рост революционной активности потребовал от полиции дополнительных усилий. В «Инструкции на случай беспорядков чинам Липецкой городской и уездной полиции» от 19 апреля 1916 года говорилось: «Каждый из чинов полиции должен хорошо уметь владеть оружием, которое он носит, и быть знаком с приемами самообороны, принятыми в Петроградской полиции». Вопросы контроля за благонадежностью граждан входили в сферу деятельности уездной полиции.

Новости по теме Новости MediaMetrics