Общество

"Жилищное ОСАГО" или пока петух не клюнет

Появится ли новая строчка в наших коммунальных платежках, куда бежать в случае пожара, наводнения или взрыва газа и стоит ли брать пример с наших бабушек

0

Потеря жилья для российского человека — катастрофа, сопоставимая со стихийным бедствием. Даже если жилье не единственное, поскольку в этом случае человек лишается вложенных в него средств. Впрочем, куда более типична ситуация, когда одна семья — одна квартира. И перспектива в одночасье оказаться на улице из-за сгоревшего или затопленного дома, как в той же Иркутской области, ужасает и вселяет тревогу.

Липецкая область в силу своего удачного географического расположения не входит в зону повышенного риска ЧС. Из масштабных катастроф последней пары десятилетий можно вспомнить только пожары 2010 года, когда огнем были уничтожены целые поселки и деревни, не говоря уже о погибших лесах. Есть территории, скажем так, локальных бедствий: в случае серьезных паводков и разлива рек подтапливаются дома в селах, к примеру, Чаплыгинского и Данковского районов. Да и Липецк не минула эта беда: традиционно по весне «плывет» район Ниженки, а обитатели домов вдоль Каменного лога и Студеного ручья, несмотря на ежегодные героические усилия городских властей и спасателей по очистке русла и строительству желобов, по-прежнему живут в ожидании «большой воды».

Закон написан

Предупреждение катастроф — дело важное и нужное. Однако правительство озаботилось и их последствиями. Точнее сказать, вопросами компенсации ущерба, который несут жители в случае потери жилья в чрезвычайных ситуациях. 4 августа 2019 года в России вступил в силу закон, предусматривающий добровольное страхование жилья.

— Закон разработан для того, чтобы компенсация ущерба гражданам, потерявшим жилье в результате природных катаклизмов, была распределена между федеральным и региональными бюджетами и страховыми компаниями, — рассказал «Липецкой газете» директор Липецкого филиала ПАО СК «Росгосстрах» Федор Кременевский. — Его разработка и обсуждение заняли несколько лет, а сама идея возникновения такого законопроекта появилась после разрушительных наводнений в Крымске и на Дальнем Востоке, когда в результате стихийных бедствий пострадали тысячи домов, а также после страшных пожаров 2010 года.

Регионам предстоит разработать свои программы возмещения ущерба, причиненного жилью граждан при ЧС, с использованием механизмов страхования. Размер ущерба будет определяться в зависимости от среднерыночной стоимости квадратного метра жилья. Плату за страховку планируют включить в квитанции о квартплате.

— От решения регио­нальных властей зависит набор застрахованных рисков: от повреждения жилища из-за природных бедствий до бытовых катаклизмов (затопление, пожар), — говорит руководитель управления по страхованию имущества страховой компании «Сбербанк страхование» Валерия Юрова. — В некоторых регионах уже сейчас управляющие компании включают в платежку за ЖКУ строчку о добровольном страховании жилья. От этой услуги можно отказаться, но зачастую граждане заинтересованы в этом продукте, так как хотят обезопасить себя.

Парадоксов друг

Впрочем, заинтересованность граждан в страховании своего жилья — пока все же мечты и страховых компаний, и государства. По экспертным данным Всероссийского союза страховщиков, основанным на статистике Банка России и информации Росстата, уровень охвата добровольным страхованием жилья практически во всех регионах страны, в том числе и тех, где ситуация с природными катаклизмами вроде паводков и лесных пожаров традиционно крайне сложная, является чрезвычайно низким. Доля этого вида страхования в среднем по стране не превышает восьми процентов, заявлял руководитель ВСС Игорь Юргенс.

У Валерии Юровой цифры несколько выше, однако картину они не меняют.

— По нашим оценкам, сейчас в России страхованием охвачено 15 процентов жилья. Липецкая же область в 2018 году по объему страховых сборов по страхованию имущества заняла 58 место среди российских регионов, в 2017 году она занимала 57 место.

По словам Федора Кременевского, спрос на страхование имущества в Липецкой области постепенно растет. «Но активным наш регион в страховании жилья я не назвал бы. Так, по официальным источникам, сборы в I квартале этого года в сегменте имущества физических лиц в Липецкой области составили 53 миллиона руб­лей. За аналогичный период прошлого года — 41 миллион рублей. Вместе с тем, к примеру, в соседней Тамбовской области сборы в I квартале этого года в сегменте ИФЛ составили 60 миллионов рублей, хотя численность населения там ниже».

— Рынок страхования жилья в России пока слабо развит. По нашим оценкам, по собственной инициативе, то есть без учета ипотечного страхования, которое осуществляется по требованию банка-кредитора, свое жилье страхует не более 5-7 процентов россиян. С учетом ипотечного страхования — цифра выше примерно вдвое, — говорит Федор Кременевский.

Ситуация парадоксальная: с одной стороны, потерять жилье для нас — страшное горе, с другой — стелить соломку мы не готовы.

«Пустая трата денег»

Жительница поселка Тупки Чаплыгинского района Олеся Русанова на вопрос корреспондента «Липецкой газеты» отмахивается: какое там страхование! Но вспоминает, что ее 92-летняя бабушка исправно каждый год вызывает агента и продлевает договор страхования своего недвижимого имущества. Рассуждает для своего возраста женщина здраво: дом у нее старый, деревянный, отопление печное. Не усмотрит за ним, дом вспыхнет как спичка. А так хоть копейка какая будет в качестве компенсации.

Та же история у еще одной представительницы этого поселка, Елены Михайловны. Сама она дом не страхует, считает пустой тратой денег. «Не страховали, и не будем», — говорит, как о каком-то ненужном пустяке. В то же время признается, что ее 68-летняя мама всю свою жизнь страхует свой дом.

— Сколько себя помню, столько она страхует, — говорит Елена Михайловна. — Оценила она дом где-то в 700 тысяч, в год платит около семи тысяч рублей взносов.

Пустыми эти расходы, судя по приведенной выше статистике, считает абсолютное большинство населения. Пустыми потому, что вероятность наступления страхового случая, то есть пожара, наводнения, взрыва газа или любого другого катаклизма, по мнению этого большинства, сводится к небольшой доле процента. Может случиться, а может и не случиться.

— Основным мотивом застраховать недвижимое имущество и все, что в нем находится, как правило, для русского человека являются потоп, пожар, взрыв или кража у соседа, — считает страховой агент и ведущий YouTube-канала «Честный страховой» Ромил Чумаков. — И тут впору вспомнить русские поговорки про петуха, клюющего в мягкое место, мужика, крестящегося только в момент грома, и вообще про любимое сказочное слово «авось».

Он приводит пример из личной практики. Клиентка решила застраховать все свои квартиры и дом после того, как у ее подруги сгорело жилье из-за короткого замыкания в стиральной машине. «Мы успели застраховать ее две квартиры, ну а загородный дом она страховать передумала, потому что глаза у страха велики лишь первое время».

На авось ссылается и Федор Кременевский.

— Одна из основных причин отказа от страхования, по моему мнению, это неготовность граждан брать на себя ответственность за свое имущество и наш менталитет «авось пронесет». А если вдруг «не пронесет», то государство поможет.

Пустыми эти траты кажутся и для тех, чей небольшой семейный бюджет не предусматривает дополнительных выплат в виде страховых взносов.

— По статистике все больше людей существенную часть доходов тратит на еду. О каком страховании квартир и домов тут может идти речь, — говорит Ромил Чумаков. — Хотя при падении доходов логично было бы страховать уже имеющееся имущество, чтобы сохранить его стоимость от внешних рисков. Но, увы, логика — это не наша сильная сторона.

Кому Москва — указ

Мыслить логически все-таки получается. Пока не всем и не везде, но все-таки. В нашей стране есть два региона, где добровольное страхование жилья действует, и вполне успешно. Это Москва и Краснодарский край.

— В Москве ситуация со страхованием жилья значительно более благополучная, чем в других регионах, — говорит Федор Кременевский. — Объясняется это тем, что в столице уже около 20 лет действует муниципальная программа страхования жилья, благодаря которой в городе обеспечено страховой защитой порядка 60 процентов жилого фонда.

По данным столичного департамента городского имущества, которые удалось найти у «Известий», договоры есть у двух миллионов семей. В них прописаны такие риски, как пожар, стихийные бедствия, взрывы и коммунальные аварии. С начала 2019 года в рамках программы было выплачено более 42 миллионов рублей.

На Кубани программа действует с 2015 года, в настоящий момент, как отметил в интервью «Коммерсанту» директор Фонда развития жилищного страхования Краснодарского края Николай Белоконь, охватывает 1,2 процента от всего жилого фонда региона.

Можно углубиться и в более давнюю историю. В Советском Союзе, напомнил в интервью «Известиям» руководитель Общества по защите прав потребителей в сфере страхования Игорь Пушкарь, было обязательное страхование имущества. Небольшой взнос вычитали из зарплаты. Этим, к слову, отчасти можно объяснить и привычку страховать имущество у упомянутых выше жительниц поселка Тупки — понимают суть процесса все-таки представители старшего поколения.

Есть и международный опыт. Уровень охвата страхованием жилья в европейских странах достигает 60 и выше процентов. Больше других отличилась Франция — там страхование недвижимости обязательно. Купил жилье или коммерческую недвижимость, сразу застраховал. Кстати, с 1986 года там, опять же в обязательном порядке, в договор включается пункт о страховании от террористического акта. Германия не обязывает граждан страховать жилье, однако немцы стремятся максимально обезопасить себя от разного рода рисков. В США 95 процентов жителей страхуют жилье.

КАСКО вместо ОСАГО

Идея возродить что-то типа «жилищного ОСАГО» витала и сейчас, при разработке нового закона. Но пока решили подождать. Страхование останется добровольным.

Несмотря на это, все опрошенные «Липецкой газетой» эксперты считают, что новый закон сдвинет ситуацию со страхованием жилья с почти мертвой точки.

— В первый год после принятия закона существенного увеличения охвата страхованием не произойдет — субъекты РФ только приступят к внедрению своих программ, — говорит Валерия Юрова. — В то же время введение этого закона будет способствовать популяризации страхования имущества среди населения, и в перспективе двух-трех лет мы ожидаем увидеть значительный эффект.

С коллегой согласен и Федор Кременевский. По его мнению, для того чтобы изменить отношение граждан к страхованию, требуются реальные меры со стороны и рынка, и государства — от мотивации населения страховать жилье до разработки эффективных механизмов страхования жилья.

Мотивация и разъяснение — важные моменты. Для многих владельцев жилья стихийные бедствия и бытовые катаклизмы в разных концах страны становятся стимулом, чтобы обеспечить себя финансовой защитой в непредвиденных ситуациях, считает Валерия Юрова.

Население должно привыкнуть и принять новый вид страхования, убежден Ромил Чумаков. Так, как это произошло с КАСКО.

— В начале формирования авторынка и, как следствие, рынка автокредитования в России водителей принуждали страховать новый автомобиль, поскольку де-факто он являлся более чем наполовину имуществом банка, а банк хотел избежать рисков ущерба и утраты. Водители быстро привыкли и приняли добровольный вид автострахования, действия и результат по нему были прозрачны: попал в аварию, получил направление на дилера, сделали качественный ремонт, значит, страховка работает, будем покупать ее дальше.

Пока площадкой для отработки нового закона станут семь регионов: Санкт-Петербург, Ленинградская, Московская, Свердловская, Тверская, Новосибирская и Тюменская области. По желанию свои программы по страхованию жилья от ЧС могут начать разрабатывать и другие субъекты Федерации. По словам президента Всероссийского союза страховщиков Игоря Юргенса, не исключено, что губернаторам включат в KPI уровень проникновения страхования жилья от ЧС в их регионе.

Татьяна Мирзоева, фото Анатолия Евстропова

Комментарии 0

Новости по теме Новости MediaMetrics