Экология

Непознанный мир Нижнего парка


0

С экологом Иваном Климовым мы познакомились в областной научной библиотеке, где журналисты «Липецкой газеты» встречались с крае­ведами, архивистами и музейными работниками. Оказалось, что он с самого начала заинтересовался проектом «Интересней, чем кажется», а потому пригласил нас на экопрогулку по Нижнему парку. Такие экскурсии липчанин проводит уже второй год подряд совместно с работниками Липецкого музея народного и декоративно-прикладного искусства.

Осокорь дает силы

С утра пораньше с биноклями в руках мы отправились знакомиться с непознанным миром старейшего парка Липецка. Его старожилами без преувеличения можно назвать десять черных тополей, которые растут на аллее, ведущей к памятнику народовольцам. Внизу кора у деревьев почти черная, а ближе к вершине — светлее. Исполины стоят по обеим сторонам аллеи и за десятилетия так переплелись ветками, что создают над головой впечатление ворот. Черные тополя называют осокорь, и существует легенда, что если встать между двух деревьев и дотронуться до них, то ощутишь большой прилив энергии. Опробовав народную мудрость на себе, мы убедились, что осокори бодрят в семь утра даже лучше чашки кофе.

Все загубила водоросль

Состав флоры и фауны Нижнего парка, который, кстати, является дендрологическим памятником природы, с годами меняется. К примеру, еще лет десять назад в небольшом озерце, расположенном по дороге к Липецкому санаторию, жили жерлянки. С наступлением сумерек начиналась «укающая» симфония этого невидимого оркестра, но потом…

— Все загубила сине-зеленая водоросль, размножение которой привело к замору небольшого водоема, — сказал Иван. — Когда эта биомасса отмирает, то в большом количестве поглощает кислород и выделяет углекислый газ.

Один из удивительных жителей Нижнего парка — болотная черепаха. Кстати, это единственный представитель отряда черепах, обитающий в Липецкой области. Зоологи включили ее в региональную Красную книгу как неопределенный по статусу вид. Встретить это пресмыкающееся в русле речки Липовки — большая удача, и чаще всего она улыбается работникам муниципальных служб, которые очищают каналы Нижнего парка от мусора и растительности.

Еще в Нижнем парке, а точнее на дикой его территории, живут белки. Ручными их не назовешь, но и от корма животные не отказываются. Положишь семечки в кормушку, а на следующий день их уже нет. Есть версия, что это потомство именно тех белок, которые тринадцать лет назад городские власти запустили в Верхний парк. Тогда специально для пяти пар на дубах были развешаны домики, имитирующие дупла деревьев. Но комфортабельные коттеджи пришлись не по душе пушистым красавицам, и они сбежали в уединенные места. Положив угощение белочкам, мы двигаемся дальше.

Голос-обманка

Наш путь лежит к старому ванному корпусу санатория, где живут летучие мыши. Это одноэтажное здание было построено еще в 1806 году и находится неподалеку от входа в парк. По соседству с летучими мышами, под козырьком, живет большое семейство полевых воробьев.

— Цикл жизни воробья — несколько лет, и эти птицы гнездятся в одном месте поколениями, сменяя друг друга, — говорит Иван Климов. — Поэтому мы можем точно сказать, что сегодня в ванном корпусе живут потомки тех самых воробьев, которые видели еще первых посетителей Липецкого курорта.

Во время нашей экскурсии «потомки» как раз купались в пыли. Иван Климов рассказал, что таким образом пернатые избавляются от паразитов и облегчают зуд от их укусов.

Выросший в семье известного в Липецке орнитолога, Иван с детства наблюдал за птицами. Он без труда узнает их голоса, хотя случаются в процессе экскурсий и казусы. Иван вспоминает, как однажды во время экскурсии по Нижнему парку он ясно услышал черного дрозда.

— Я так обрадовался, бросился к тому месту, откуда слышались звуки, и увидел на дереве… динамик репродуктора, — вспоминает эколог.

Таким незатейливым образом администрация парка пыталась наполнить парк звуками природы. А между тем эти записи могут только навредить и испугать птиц, живущих в Нижнем парке. Орнитологи давно выяснили, что если на пленке записан доминантный самец, то это напугает его реального собрата. Более того, тот может удариться в бега, не желая вступать в схватку за территорию с более сильным соперником.

— Радует только то, что период активности птиц и липчан не совпадают, — говорит Иван Климов. — Птицы поют чаще всего с 3 до 9 утра, а колонки в парке включают позже.

Птицы садятся на телефон

Иван Климов быстро распознает птиц по голосам, а потому видит больше, чем обычный посетитель парка.

— Вот все говорят, что в Липецк не прилетают снегири, а я с этим не согласен, — говорит он. — Просто птицы стали более пугливы и сидят на ветках самых макушек деревьев. Входишь в парк зимой и сразу слышишь высоко над головой характерные звуки.

Самый яркий момент экскурсии — когда Иван включает телефон на полную громкость и начинает приманивать птиц. Быстрее всех прилетают кольчатые горлицы и зяблики. Услышав заветную трель, они могут даже сесть на динамик. А вот совы, наоборот, крайне осторожны. В том, что они обитают в Нижнем парке, Климов не сомневается. Он не раз слышал их уханье в густых зарослях дикой части парка.

— Сов справедливо называют «пернатыми кошками», — говорит Иван. — Их глаза устроены лучше, чем самый мощный фотообъектив, а ухо в 50 раз чувствительнее человеческого. Они даже ловят мышей на слух под полуметровым слоем снега. Но птицы эти очень осторожны. Чтобы приманить серую неясыть, которая немного больше вороны и не имеет «ушек», требуется не меньше часа.

Встречал орнитолог на месте бывшего Петровского пруда и краснокнижного седого дятла. Невидимая жизнь в парке кипит, и чтобы увидеть ее, достаточно просто остановиться и присмотреться. Вот дрозд-рябинник, упираясь лапами в траву, тянет клювом из земли червяка. Пронзительно и неожиданно громко кричит маленький поползень. Четко и звонко распевает на старой осине зяблик. Бездельников здесь нет, везде кипит работа.

Петровской воды уже нет

Но, пожалуй, самой необычной природной достопримечательностью Нижнего парка является источник минеральной воды. Ей была посвящена вторая часть нашей экопрогулки. Как рассказал методист Липецкого музея народного и декоративно-прикладного искусства Даниэль Исламов, бьющая из фонтанчика вода не та самая, которую в начале XVIII столетия по легенде испробовал Петр I.

— В неглубоко залегающие подземные водоносные слои стали попадать вредные вещества. Так железистая минеральная вода стала непригодной для употребления, — рассказал Даниэль.

Какую же воду пьют современные липчане и гости курорта? Ее добывают из скважин более чем стометровой глубины. И никакого отношения к знаменитым Липецким железистым источникам она не имеет. У нее другое геологическое происхождение, иной химический состав и лечебные свойства. Это минеральная хлоридно-сульфатно-натриевая слабощелочная вода.

Рассказ Даниэля еще больше убедил нас в мысли, с которой мы начинали проект. Многие укорененные в сознании людей легенды и мифы имеют поверхностное отношение к действительности.

Анастасия Карташова, «Липецкая газета»

Комментарии 0

Новости по теме Новости MediaMetrics