Общество

Зона, где можно снимать новый "Сталкер": жуткие виды и люди в отчаянии

Без газа, дорог и водопровода живут липчане, зато им начисляют плату за вывоз мусора

0

О существовании станции «Чугун-2»  многие липчане даже не догадываются. Между тем, если съехать с дамбы вдоль Матырского водохранилища и углубиться по грунтовой дороге в лес, можно оказаться в небольшом поселке, расположенном вдоль железнодорожных путей.

Несмотря на то, что завершается уже второе десятилетие XXI века, жителям станции до сих пор неведомы главные достижения цивилизации — водопровод и газ. Воду добывают из старого деревянного колодца и топят печи углем или дровами. Но даже с такими бытовыми трудностями местные жители кое-как свыклись, пока им не стали приходить квитанции на вывоз мусора. При этом никаких условий для накопления и вывоза отходов не создано, нет контейнеров, а мусоровозы к ним вообще проехать не могут. Но за неоплату несуществующей услуги им уже грозят судебными разбирательствами. Возмущенные до предела жители обратились  к журналистам.

Непроходимая тропа

— Сами вы нас не найдете, я вас встречу на дамбе, — сказал Владимир Толстых, связавшийся с журналистами. — К нам тут и таксисты неохотно приезжают, а в распутицу или зимой вообще отказываются ехать. Мы с соседом друг друга на наших «Нивах» не раз вытаскивали.

Рядом находятся отстойники ТЭЦ, на лесной дороге влажно и в сухую погоду, а уж если зарядят дожди, даже на внедорожнике не всегда проехать можно, ну а мусоровоз там точно не пройдет. Тропа длиною больше километра никогда не чистится зимой. В пути Владимир Васильевич рассказал и об экологических проблемах этой зоны. Отстойники последний раз чистили года два-три назад, а отходы захоронили прямо в лесу.

— Тут вся таблица Менделеева, — говорит он. — Лес начал сохнуть, нет стоков. Был предусмотрен ручей, но он весь засорился, никакого движения воды нет. И все это происходит рядом с водохранилищем, загрязняет грунтовые воды.  К нам не так просто добраться. Мусорных контейнеров у нас никогда не было. Все как могут, так и вывозят отходы. Или вообще возле дома складируют. Тем не менее квитанции к нам приходят. За что мы должны платить? Теперь вот еще и судом грозят о взыскании задолженности. Просто в голове не укладывается!

Владимир Толстых в прошлом моряк, учился в Мурманском высшем инженерном морском училище, 14 лет после службы в армии ходил в море, объездил полмира, но судьба забросила его на железную дорогу. В квартире, оставшейся в наследство от родителей жены, они живут до сих пор.

— Честно говоря, несмотря ни на что, я здесь душой отдыхаю, — откровенничает Владимир Васильевич. — По миру помотался, суета надоела. И мне здесь в лесу нравится. Но для остальных — это просто ад, особенно для тех, у кого есть дети.

В школу по рельсам

Ребятня, живущая на станции, ходит в ближайшую школу в поселке Новая Жизнь прямо по железнодорожным путям. А это не меньше трех километров через лес по рельсам. Зимой дорожку рядом с путями даже не чистят. По словам местных жителей, здесь взрослым ходить страшно, не то что детям. Особенно когда идет встречный состав, надо садиться, иначе снесет.

Первоклассника Володю Свистунова из школы встречает дедушка на велосипеде. А вот его брат, семиклассник Женя, возвращается один. Его родители Иван и Елена Свистуновы переехали в Липецк из Узбекистана в 2008 году. Три года снимали жилье, а потом, не от хорошей, конечно, жизни, купили эту квартиру на станции «Чугун-2».

— Мы не располагали большими деньгами, а прежние хозяева дешево продавали, лишь бы уехать отсюда, — рассказывает Елена. — Вот с тех пор и маемся. С больными детьми к педиатру добираться проблематично. Если не получается на машине, то до остановки идти не меньше сорока минут. Воду привозим из города, из нашего колодца ее пить невозможно. Отапливаем квартиру газовыми баллонами.

А квитанции приходят

Так же, вдоль путей, до ближайшей остановки «Аглофабрика», чтобы попасть в город, ходят и взрослые.

— Бывало, что и собаки набрасывались. В лесу у бабушек сумки из рук вырывали, — рассказывает Галина Максимова. — Ну а как иначе добраться в город? У нас здесь нет магазина. По дамбе тоже идти невозможно, там машины.

До недавнего времени электричка ходила всего лишь раз в день утром, а обратно только в полдевятого вечером. Вот и приходилось допоздна сидеть на вокзале, чтобы вернуться домой. Теперь пустили вторую электричку, но и этого надо было долго добиваться, собирать подписи. А таксисты иногда высаживают пассажиров прямо на дамбе, боятся застрять на лесной дороге. Некоторые, услышав название «Чугун-2», вообще отказываются от заказа.

Этой зимой Владимир Толстых перенес инфаркт, находился на грани жизни и смерти. Скорая проехать через лес не смогла. До дамбы на санках его тащили сын с соседом Иваном. А уже в машине откачивали больше часа.

Жизнь на вокзале

В поселке всего шесть двухквартирных домов. В советское время все они принадлежали Министерству путей сообщения. Теперь часть из них в муниципальной собственности, часть — приватизирована.

— Нами никто не хочет заниматься, — говорит Владимир Толстых. — Управляющая компания «Матырский» от нас отказалась. Здесь только один колодец для воды, который уже много лет не чистили. Пить такую воду невозможно. Ведро наберешь, вода немного постоит, и появляется на ней масляная пленка, а к вечеру вообще большой осадок. Газа у нас тоже нет. В Грязях был угольный склад, единственный в области, в этом году его закрыли. Мне уголь из Тамбова привозили, это стоило немалых денег. Соседи привозят горбыль с пилорамы, который надо переколоть, да и горит он как солома.

Впечатляет здание бывшего вокзала, в котором уже четверть века живут две семьи. Дом стоит прямо возле рельсов, на проходе — хозяйственные постройки рядом не поставишь. Здание признано аварийным, все разваливается, но никакого альтернативного жилья его обитателям не предлагают.

Муж Галины Максимовой работал в Грязях путейцем, потом его перевели на станцию «Чугун-2» и дали эту квартиру. После смерти супруга она осталась с двумя сыновьями-инвалидами. Питьевую воду вынуждена каждый месяц заказывать, семи бутылей хватает. А зимой приходится просить соседей, чтобы привезли.

Соседке Максимовых Татьяне Зубковой квартира досталась от матери, которая работала на станции. Сейчас она живет там с сыном, снохой и двумя внуками.

Внукам Татьяны, да и другим детям, живущим в поселке, играть негде. Из чего смогли, соорудили им качели и песочницу. В детский сад самостоятельно добраться невозможно. Вот и гуляют ребята каждый день мимо поездов в лесу.

— Обещали нас снести, расселить. Я, как многодетная мать и инвалид второй группы, встала на очередь. Но так все и заглохло. У меня в квартире было короткое замыкание, не было света. Куда я только не звонила. В ЛЭСК сказали, что не знают, куда мы относимся, делайте все сами. В итоге пришлось нанимать электрика. Но, честно говоря, в этот дом не хочется вкладывать деньги, потому что фактически он нам не принадлежит. Да и ремонт мы можем сделать только внутри, но снаружи мы его уже не осилим.

Как сказал Юрий Гладышев, начальник управления Левобережным округом Липецка,  жалобу от жителей на квитанции от регоператора они получили. Уже связались с региональным оператором «ЭкоПром-Липецк». Представители компании предлагали жителям поставить контейнеры или бункер на дамбе, потому что через лес мусоровоз не проедет. Но они не согласны носить туда мусор. "Будем искать компромисс. На этой неделе организуем сход граждан совместно с представителями департамента ЖКХ, компании «ЭкоПром-Липецк». На встрече будет также решаться вопрос с управляющей компанией. Возможно, к ним вернется УК «Матырский». Расселять жителей станции «Чугун-2» пока не планируется".

Ольга Журавлева, фото Геннадия Логунова

Комментарии 0

Новости по теме Новости MediaMetrics