Политика

От партийной бюрократии к партийной меритократии


С 25 мая «Единая Россия» запустила процедуру внутрипартийного голосования (праймериз), победители которого будут представлять ведущую политическую силу страны на осенних выборах в представительные органы региональной и местной власти. В том числе и липецкий городской Совет депутатов. Интерес к процедуре в первый же день оказался настолько высоким, что система для голосования благополучно «легла», повторив судьбу Госуслуг, не справившихся не так давно с наплывом желающих оформить «президентские» выплаты на детей от 3 до 16 лет. Но сейчас не об этом.

В преддверии Единого дня голосования «Единая Россия» пока оказывается единственным (по крайней мере, из крупных) игроком политического поля, формирующим список кандидатов на предстоящие выборы таким открытым и демократичным способом. А почему так? Давайте подумаем вместе.

Противоречивый опыт

Институт внутрипартийных выборов, как и некоторые другие элементы политической культуры, пришел в Россию из США, где они впервые были проведены еще в 1842 году. В России пионерами праймериз стали петербургские отделения «Союза правых сил» и «Яблока», предложившие своим сторонникам решить таким образом извечный вопрос о выдвижении хоть куда-нибудь (в том случае в губернаторы Северной столицы) единого кандидата от демократов.

Через 18 лет уже одинокое «Яблоко» попыталось вернуться к тем старым добрым временам в преддверии выборов мэра Москвы. Но получилось не очень красиво. Победу в праймериз одержал Якоб Якубович, снявший затем свою кандидатуру в пользу партийного тяжеловеса Сергея Митрохина. Но того постигла судьба видного деятеля американской демпартии Берни Сандерса образца президентских выборов 2016 года. Высшее руководство «Яблока» предпочло Митрохину человека, занявшего на внутрипартийных выборах четвертое место. Столичное отделение «яблочников» с этим не согласилось. В итоге партия осталась и вовсе без кандидата.

Самым массовым с точки зрения праймериз годом в истории России стал 2016-й. Перед выборами в Госдуму демократичную форму отбора кандидатов использовали «Единая Россия», ПАРНАС, «Партия роста» и «Альянс зеленых». Хотя еще раньше та же «Единая Россия» обращалась к гласу народа перед думскими выборами 2011 года (праймериз партии проходили совместно с тогда же созданным Общероссийским народным фронтом) и перед региональными кампаниями 2007 года.

Зачем это нужно?

«Что бы мы ни делали, получается одно и то же: либо КПСС, либо автомат Калашникова». Этот афоризм незабвенного Виктора Степановича Черномырдина очень точно описывает серьезный порок, десятилетиями преследующий российскую политическую систему. Многие партии, пусть и объявлявшие себя на старте носителями всего самого передового и демократичного, на определенном этапе развития превращаются в замкнутые олигархические и бюрократические структуры, точь-в-точь воспроизводя опыт поздней КПСС. Следствием становится фактическая узурпация кадровой политики и системы принятия вообще всех решений узкой группой лиц.

В той или иной форме этой болезнью переболело недавно и региональное отделение «Единой России». Но процесс удалось купировать еще в предкритической фазе. Руководство отделением принял губернатор Липецкой области Игорь Артамонов и практически сразу объявил о том, что областную ячейку ждут серьезные перемены. И прежде всего в кадровом вопросе. В партии должны появиться не просто новые лица, а реально работоспособные и душой болеющие за дело люди. Ставка делается в том числе на тех, кто раньше не имел никакого политического опыта, зато отличался четкой гражданской позицией и умением приносить обществу пользу. Фактически получается, что на смену бюрократическому подходу приходит меритократический, основанный на отборе реально достойных людей вне зависимости от толщины их кошельков, наличия связей и других «конкурентных преимуществ».

Решение о проведении внутрипартийного голосования перед выборами в горсовет стало логичным продолжением заданного вектора. Вполне естественно, что высший арбитраж при отборе кандидатов в депутаты окажется в руках не «таинственного ареопага», а самих липчан, у которых есть возможность внимательно ознакомиться с биографиями участников праймериз и даже проверить их в деле. Пандемия коронавируса и действовавший в регионе больше месяца режим самоизоляции дали всем возможность проявить себя и показать людям «товар лицом».

Неудобные вопросы

Было бы логично, если по такому же пути пошли бы и другие партии. Но очереди из желающих пока не видно. Ни КПРФ, ни ЛДПР, ни «Справедливая Россия» о проведении праймериз в Липецке пока не сообщили. Само по себе это, конечно, ничего не означает, но почему, казалось бы, сильные и ресурсные партии не используют проверенный временем демократический механизм? Первая причина лежит на поверхности. Далеко не факт, что "под ружьем" у коммунистов и либерал-демократов хватит кандидатов, чтобы элементарно закрыть 36 избирательных округов. Что уж говорить о каком-либо предварительном отборе.

Кадровый голод на местах порождает интересную риторику в центре. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский еще в 2016 году говорил о том, что для его партии праймериз – это работа каждый день, а «Единая Россия» проводит их из-за избытка людей. Почти вторил ему Геннадий Зюганов, называвший систему внутрипартийного отбора в КПРФ самой демократичной в России, где каждый кандидат предлагается снизу. Реалии сегодняшнего дня показывают, что мнения политических старожилов за 4 года не изменились.

Не факт, однако же, что подобная логика окажется убедительной для избирателей и для всех людей, наблюдающих за партийной жизнью со стороны. Если отбор кандидатов вынесен из публичной сферы, не приходится удивляться тому, что у общества могут закрасться подозрения: а нет ли здесь кумовщины и всякой прочей вкусовщины? Равно как и сомнения в длине скамейки запасных у партий, претендующих на широкое представительство народных интересов.

Демократичность процедуры определения кандидатов такие вопросы, наоборот, снимает. «Предварительное голосование делает жизнь партии более прозрачной, приближенной к людям. Функционеры партийные должны чувствовать, что в обществе происходит, в ходе вот таких открытых обсуждений, споров выявляются реальные проблемы, которые перед людьми стоят», – говорил по этому поводу в том же 2016 году Президент России Владимир Путин. https://tass.ru/politika/3280114.

Чистота репутации

Прозрачность в деле отбора партийных кандидатов нужна хотя бы для того, чтобы отсечь даже минимальную вероятность попадания в органы власти людей, имеющих репутационные проблемы. Так, на прошлой неделе стало известно о том, что из списка кандидатов для участия в праймериз «Единой России» исключены представители так называемого «коммунального лобби» в нынешнем составе горсовета Юрий Шкляров и Сергей Ткаченко. Как сообщает «Коммерсант», решение было принято Игорем Артамоновым, а поводом стало расследование ряда уголовных дел по факту многомиллионных задолженностей управляющих компаний перед поставщиками ресурсов. В публикациях СМИ об этих делах, среди прочих, как раз фигурировали фирмы Шклярова и Ткаченко.

Очевидно, что расследование может закончиться чем угодно, но четко просматривается желание партии дистанцироваться от людей, которые на текущем этапе могут создать имиджевые риски и дать конкурентам основания для информационных атак.

Хочется верить, что таким же принципом будут руководствоваться и другие партии. Тем более что раньше бывало всякое. Например, в 2013 году с выборов главы Становлянского района решением суда был снят выдвиженец КПРФ Евгений Брадауцан, имевший судимость. А в 2015 году городская избирательная комиссия отказала в регистрации Игорю Малиновскому, выдвигавшемуся в горсовет от той же КПРФ и не сообщившему при подаче документов о наличии судимости.

А даже если кто-то опять о чем-то забудет, его, конечно, поправят. Но не пора ли всем партия внедрять внутренние механизмы самоочищения и контроля, а не ждать, пока их действия скорректирует кто-то со стороны?

Новости по теме Новости MediaMetrics