60 имен Липецкой области

Москаленко Константин Александрович

Педагог-новатор, основоположник «липецкого метода» в образовании

Сентябрь 22, 2013 15:57 0

В истории народного образования Липецкой области имя Константина Александро-вича Москаленко занимает особое место. Он известен, прежде всего, как ученый-педагог, 
разработчик и организатор знаменитого липецкого опыта.
Заведующий кафедрой педагогики Липецкого педагогического института, солдат-до-броволец Великой Отечественной войны, пришедший с войсками Первого Украинского 
фронта на германскую землю, участник легендарного Парада Победы на Красной площа-ди, высокий, статный человек с красивым и добрым улыбчивым лицом, легко и органично 
вступавший в контакт с детьми, - таким помнят его многие выпускники липецких школ 
и студенты, которым посчастливилось у него учиться, преподаватели школ № 3, 19, 9, 49, 
коллеги по кафедре...
Сегодня настало время сказать со всей определённостью: липецкий опыт - это идеи, 
рождённые и выстраданные Константином Александровичем. Именно его рукой в исто-рию отечественной педагогики вписана эта славная страница, получившая не имя Моска-ленко, но имя города, в котором он жил, работал, удивляясь и радуясь тому, что о блестя-щих результатах эксперимента стало известно и в стране, и за её рубежами.
Наверное, труды Константина Александровича вошли бы в анналы российской педа-гогической мысли и в том случае, если бы он ограничился мощной и аргументированной 
критикой сложившейся к 50-м годам консервативной, застывшей в своих организацион-ных формах, жёстко регламентированной классно-урочной системы обучения. Система 
диктовала учителю: никаким изменениям не подлежит цепочка индивидуального опроса, 
занимавшего большую часть урока, а затем - по необходимости кратко - объяснения но-вого материала, его закрепления. На усвоение новых знаний у учителя просто не остава-лось времени, тяжесть обучения ложилась на плечи учащихся, на их домашнюю работу. И 
- вновь обороты заколдованного круга: опять проверка задания, опять новая невозмож-ность учиться на уроке.
С осознания этой болезни школы, с поиска путей ее преодоления и начался научный 
поиск Москаленко. Он предположил (а затем и доказал), что структура урока может и 
должна быть изменена, что акценты в обучении могут и должны быть изменены. Откры-тие состояло в том, что детей необходимо учить на уроке, не рассчитывая, что они доучат-ся «потом», при выполнении домашней работы. Прежде чем обнародовать свои выводы, 
прежде чем рекомендовать учителям их реализацию, учёный осуществил многолетний 
плодотворный эксперимент в школах Липецка. Встав на место учителя начальных классов, 
используя драгоценный дар общения и убеждения, он добивался того, что дети с живым 
интересом учились на всех без исключения этапах урока.
Москаленко смело «сворачивает» годичный учебный материал по русскому языку и 
математике в крупные комплексы, добивается сознательного и заинтересованного усво-ения знаний детьми. Он предлагает настоящий фейерверк новых методических приёмов 
и решений, создающих новую мотивацию учения, новую атмосферу работы - радостную, 
наполненную смыслом и ответственностью. Здесь и упор на положительные эмоции, 

создаваемые улыбкой учителя, его похвалой, поддержкой даже самых малых достиже-ний ребят.
Результаты не замедлили сказаться. Дети в классах Москаленко стали учиться зна-чительно лучше, много, стабильно и охотно работать на уроке. Начал действовать меха-низм обратной связи: учитель увидел, как учатся его дети, качественно обогатился арсе-нал средств к необходимости совершенствовать формы контроля результатов учебной 
деятельности. Выдвигается идея поурочного балла - отметки, выставляемой ежедневно 
практически всем ученикам класса и выраженной в развёрнутой словесной характери-стике. 
В октябре 1959 года в московском журнале «Народное образование» появилась ста-тья доцента Москаленко «Как должен строиться урок». Эта публикация и стала началом 
феномена, получившего название липецкий опыт. Идеи талантливого экспериментатора 
были подхвачены десятками творчески работавших учителей города и области, стали 
широко известны педагогической общественности России и других республик Совет-ского Союза. В центральной прессе появились материалы о небывалых учебно-методи-ческих новостях из Липецка, о невиданной результативности работы липецких учите-лей. Вся страна заговорила об этом опыте. Пришла слава. Передовые учителя страны 
- по командировочным удостоверениям и без оных - непременно стремились попасть на 
уроки Москаленко и его последователей. Занятия проходили в переполненных классных 
комнатах, посетители сидели на подоконниках и в коридорах...
Но судьба замечательного экспериментатора оказалась схожей с судьбой многих 
перспективных починов 50-х и 60-х годов в сферах производства, культуры, науки. Идеи 
липецкого опыта упрощались, обесценивались и выхолащивались. Учителей страны 
призывали работать «по-липецки», а понимались под этим лишь внешние признаки экс-перимента: поурочный балл и т. н. «комментированные упражнения» - независимо от 
предмета, возраста и степени подготовки учащихся.
Константин Александрович пытался помешать вульгаризации и формализации ли-пецкого опыта, прежде всего в статье «Хочу предупредить вас от ошибок, товарищи», 
опубликованной в 1962 г. в «Учительской газете».
Административное внедрение липецкого опыта было первым ударом по незаурядно-му педагогическому начинанию. Вторым ударом явились развязанные министерскими 
администраторами от народного образования гонения на основоположника научного и 
практического эксперимента.
Константин Александрович не получил ни внимания, ни поддержки со стороны об-ладавших властью представителей административной педагогики, страшившихся всего 
нового, нестандартного. Началось с предложений соавторства со стороны министерских 
чиновников, а продолжилось - неприкрытой травлей, прямым запретом эксперимента, 
последовательным его сужением до масштаба нескольких классов одной городской шко-лы. Но творческая мысль учёного продолжала работать. Москаленко приходит к идее 
ускоренного, интенсивного обучения. Работа по его методике показала, что дети свобод-но усваивали недельную программу не за шесть, а за пять дней. Шестой день при этом 
отводится работе с учениками, не справившимися с программой. Им были предостав-

лены особые возможности для индивидуальных дополнительных занятий. Конечно же, 
это предложение, как и десятки других, было отвергнуто с порога.
В течение десяти лет, начиная с 1973 года, Константину Александровичу довелось обе-спечивать психологическую подготовку студентов нового для Липецкого педагогического 
института факультета учителей начальных классов. Студентам необходимо было видеть и 
прочувствовать живую учительскую работу с детьми. Большинство преподавателей перво-го -четвёртого классов 9-й школы были учениками Москаленко и продолжали применять 
его методику. Открытые уроки проходили блестяще. Это был едва ли не чудом уцелевший 
островок липецкого опыта. Незабываемым впечатлением были уроки, которые проводил 
Константин Александрович. За несколько минут да звонка он обычно говорил студентам:
- Возьмите тетради учеников и проверьте ошибки.
За этим следовали удивлённые и не совсем уверенные заключения:
- А ошибок-то нет!
Но ошибок действительно не было, и быть не могло: результатом метода Москаленко 
как раз и являлась полная грамотность учащихся.
Ему было тесно в рамках одной школы, ему было ясно, как пробудить детей от обычной 
спячки, как развивать процесс обучения на базе интереса к труду и радости от его резуль-татов. Но мучительная невостребованность опыта и дара исследователя продолжалась.
...И вновь комиссии, проверки, заранее составленные заключения, продиктованные 
людьми, больше всего на свете опасавшимися таланта и несанкционированной свободы 
творчества. Но Москаленко стоял, как скала, не прирученный и не признанный, гордо и 
одержимо выдержавший противодействие своей работе. Но одной проверки, самой по-следней, Москаленко пережить уже не смог. Болезнь разгулялась и очень быстро справи-лась с его могучим организмом, с его наследственной, как он был уверен, предрасположен-ностью к долголетию...
В конце 70-х и в начале 80-х годов на всю страну прогремели имена учителей-новато-ров: Ш.А. Амонашвили и И.П. Волкова, В.Шаталова и С.Н. Лысенковой, М.П. Щетининой 
и Е.Н. Ильина. Их слава заслуженна, авторитет велик. Но у истоков их новаторства на-ходятся открытия Константина Александровича Москаленко. В его опыте - зародыш и 
конспектов Шаталова, и безотметочного обучения Амонашвили, и ускоренного развития 
детей Лысенковой, и творческих подходов Волкова, Ильина и Щетининой...
На наших глазах в течение жизни одного поколения творческая учительская мысль 
дважды возвращалась к вечным вопросам воспитания и обучения детей: как учить и учить-ся успешно, стабильно, коллективно, радостно. Сегодня эти вопросы вновь ощущаются и 
как самые насущные, и как нерешённые.
Кажется, всё можно начинать сначала. Но начинать надо с уважительного изучения опы-та предшественников, прежде всего опыта близкого и доступного нам - идей крупного пе-дагога современности, нашего славного земляка Константина Александровича Москаленко.

Валерия Рвачева,
кандидат педагогических наук, доцент ЛГПИ.

Новости по теме Новости MediaMetrics