16+
пятница 28 февраля 2020,   18:42:08
USD
EUR
Например: выборы
Новости » Летопись Победы
1945: Разведчик Селиванов
Вспоминает писатель Александр Титов (Красное)

В нашу палату поступил новый больной — мужчина лет шестидесяти. У него поднялось давление, и он был так слаб, что почти не разговаривал. Однако полностью «лежачим» себя не считал и, несмотря на то, что врач приписал ему постельный режим, изредка вставал, ходил, опираясь о стену длинного больничного коридора.

Вскоре ему получшело — он уже сидел, свешивая с кровати худые ноги. Морщинистое лицо его слегка порозовело.

Народ в сельской больнице разный. Тут и колхозники, и бухгалтеры, и пенсионеры, Селиванов, так была фамилия больного (имени-отчества его я, к сожалению, не запомнил), по годам тоже числился пенсионером, но все еще работал на ферме скотником.

В палате с утра до вечера стоял легкий шумок разговоров. Жаловались друг другу на болезни, обсуждали мировые проблемы, забавлялись анекдотами, ну и, конечно, рассказывали всякие истории. Однажды в разговор вступил Селиванов, и сразу стало понятно, что в палате появился интересный рассказчик.

Перед тем, как включиться в разговор, Селиванов приподнимался в постели, внимательно прислушивался. Лицо его было слегка отрешенным — очевидно, в этот момент он обдумывал будущий рассказ и ждал удобного момента, чтобы вмешаться в разговор. При этом Селиванов как-то весь напружинивался, точно готовился вскочить и побежать. Да и не умел он рассказывать сидя: ему нужно было обязательно встать в полный рост.

Придерживаясь костлявой рукой за спинку кровати, Селиванов начинал заводить свою историю и, постепенно, шаг за шагом, выходил на середину и, постепенно, шаг за шагом, выходил на середину палаты.

Его рассказы были всегда кстати. Он умело подхватывал общий разговор, переводил его в другое русло и водопадом низвергал на головы слушателей. После него никто уже не возвращался к прежней теме: Селиванов вычерпывал ее досуха.

В основном это были случаи из его фронтовой биографии. Селиванов излагал их с таким воодушевлением, что мы будто видели перед собой тьму той далекой ночи, сгустившейся над фронтовой полосой, вдыхали сладковато-горький дым от последней, «на дорожку», самокрутки.

Селиванов на войне был разведчиком и, казалось, что мы вместе с ним и его товарищами ползем по земле, чувствуя обжигающий холод вечерней росы и запахи диких примятых цветов.

Я невольно содрогался, видя, как Селиванов крупной смуглой ладонью сжимает рукоять воображаемого ножа; лицо рассказчика искажалось гневной решимостью, глаза стекленели. Резкий взмах жилистой руки, и немецкий часовой бездыханным падает на землю.

После таких душераздирающих сцен следовала обязательная пауза. Тяжело дыша, точно сделав непосильную работу, Селиванов поправлял неуклюжую больничную пижаму.

Все его истории были связаны со смертельным риском, с отчаянными схватками, с утомительными многокилометровыми переходами по тылам врага.

Слушая бывшего разведчика, мы невольно проникались его радостью от удачно завершенного дела, разделяли его скорбь о погибших товарищах.

Я записывал эти истории на бумагу, но они как-то сразу тускнели, казались неинтересными. Вскоре я понял — эти вещи надо рассказывать устно, причем, делать это мастерски, как Селиванов. Истории звучали только в исполнении хозяина, потому что были неотделимы от него. Обычные слова и фразы потому и казались живыми, что Селиванов вкладывал в них весь свой темперамент и талант рассказчика. Он не просто сообщал нам очередной случай из фронтовой жизни — он будто снова жил там, среди боевых товарищей, с которыми давно и навсегда расстался.

Говоря о смешном, сам Селиванов никогда не смеялся, оставаясь подчеркнуто хмурым. Видя, что слушатели хохочут, он еще суровее сдвигал густые брови и старался говорить медленнее, с расстановкой, хотя в глазах его сверкала заметная лукавинка.

В местах трагических, где приходилось говорить о гибели друзей, или объяснять одну из множества роковых ошибок, случавшихся на войне, рассказчик и сам едва не плакал: голос его дрожал, а губы сурово каменели, точно Селиванов делался живым памятником.

После встречи с Селивановым я впервые задумался об устном рассказе, о рассказчиках. Что такое талантливый рассказчик? Между пишущим и рассказывающим разница не только в способе подачи материала. Рассказать забавную историю, анекдот, может каждый. Главное — как он это сделает. Многое зависит от личных качеств рассказчика, от его настроения или желания поведать ту или иную историю. Настоящий рассказчик всегда наполовину артист, и большое значение придает жесту.

Никогда не забуду Селиванова, стоящего в мешковатой пижаме посреди палаты. Сверкают его глаза. Мускулистые руки с грубыми ладонями плавно движутся в воздухе — Селиванов изображает, как он ползет по морозной земле; вот он внезапно сжался, затаился, прислушался... И совершается чудо: перед нами не пожилой больной человек, а матерый фронтовой разведчик, и вновь он ведет нас с собой в тревожную темноту далеких военных ночей...

Фото Ивана Нарциссова

 

Комментарии 0







Карта захоронений и обелисков
УЛИЦЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Улица имени Басинского

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Бахаева

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Барабанщикова

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Знаменского

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Полунина

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Ковалёва

Спецпроект ЛипецкМедиа



Информационно-справочный портал СМИ Липецкой области "Липецкмедиа"
Учредитель: Областное бюджетное учреждение "Издательский дом "Липецкая газета"


Главный редактор: Тарасов Максим Вячеславович Обратная связь: red@lipetskmedia.ru
Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте LipetskMedia.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование материалов, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС 77-50671 от 24.07.2012. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

398055, Липецк, ул. Московская 83 +7(4742) 50-17-53, 50-17-65, 50-17-48

; Top.Mail.Ru