16+
суббота 11 июля 2020,   06:32:24
USD 71.2298
EUR 80.2689
Например: выборы
Новости » Летопись Победы
1942: «Обо мне сообщили, что я погиб смертью храбрых»
Вспоминает ветеран ВОВ Михаил Мешалкин

«В 1940 году я окончил неполную среднюю Сергиевскую школу, затем поступил в Лебедянский сельхозяйственный техникум. Только закончил первый курс, и сразу началась война. В Лебедянь стали поступать первые раненые бойцы. А сам госпиталь размещался в здании техникума.

В Лебедяни делать было нечего, и я вместе с товарищем по учебе Моргослеповым, который впоследствии погиб на фронте, вернулся домой.

В то время в селе, в основном, остались женщины, дети, старики. Ну и мы, шестнадцатилетние подростки, были главной рабочей силой.

Фронт приближался. Немец подходил к Ельцу и Суходолу. Из Сергиевки угоняли лошадей, крупнорогатый скот. Частично его забивали, а хлеб, оставшийся в копнах, раздавали по дворам.

Шел второй год войны. Я и мои одногодки возмужали, нам было по 17 лет. Призвали уже двадцать четвертый год, наступала и наша очередь. Большинство моих сверстников с нетерпением ждали дня призыва, и рвались на фронт. Воспитанные на книгах типа Р.В.С., романтично рассказывающих о сражениях и победах, мы, молодежь, в ту пору еще не сознавали, что идет война на уничтожение русской нации как таковой.

Наступил день призыва. Всех ребят 25-го года рождения собрали со всего района в селе Красное, возле клуба (бывшей церкви) у кирпичной изгороди. После переклички построились, двинулись по большаку на Елец. Родители провождали нас до деревни Александровка.

Дед мой, Логвин Яковлевич, сказал: « Служи честно, по всей правде, и судьба  сбережет тебя», - крепко обнял меня.

Я в то время был щуплым парнишкой невысокого роста, однако старался ни в чем не отставать от сверстников и ни на что не жаловался. Меня зачисли, ли в 181-й запасной стрелковый полк Юго-Западного фронта. Нас посадили в вагоны и вскоре эшелон прибыл на небольшую станцию под городом Ливны. Здесь нам приказали рыть окопы - до передовой было всего 5 километров. Я написал матери письмо, и вскоре она приехала меня проведать.

Этот день я не забуду никогда. В день приезда матери немцы, как назло, вражеские самолеты принялись бомбить наши позиции. Немецкая авиация работала неустанно. Все мы, в том числе и моя матушка, лежали на дне окопа, пережидая взрывы фугасов.

«Немцы картошку перепахивают...» - пошутил наш капитан Зубов.

Уже весной наш полк разместился в селе Телепнево, расположенное в 10 км от Сергиевки. И захотелось мне побывать дома. Подхожу к капитану Зубову, объясняю ситуацию.

После долгих  колебаний командир наш, все-таки, отпустил меня  на  побывку. И  пошел  я  ночью по  проселочным  мартовским дорогам, схваченным  слабым морозцем. Женщины, повстречавшиеся возле одной из деревень, предупредили: осторожнее в открытой степи - здесь волки бегают. Но я, вооруженный винтовкой, имеющий при себе комплект патронов, летел домой как на крыльях. Светили яркие звезды, бухала под сапогами дорога, и, действительно, где-то вдали завывали на разные голоса серые хищники...

Вот уже мост через Красивую Мечу, вот и Сергиевка, моя улица. Тихо иду по ней, полночь. Обезлюдевшее село без единого огонька в окнах. Низкие, вросшие в землю избенки, крытые соломой...

Стучу в дверь родного дома. Из сеней голос родной окликает кто там.

«Я!»  -  А сам  стараюсь подавить волнение. Десять месяцев не был дома. Утро, 8 марта, на деревьях кричат грачи.

Пока я спал, мальчишки забрали мою винтовку, патроны и открыли пальбу по грачам. Винтовку отобрал, озорникам сделал внушение. Тем временем председатель колхоза распорядился, чтобы для меня запрягли лошадь и доставили в часть.

Попрощавшись с родными, сел в сани, поехали, но догнал нашу военную колонну уже в Теплом, что в Лебедянском районе. С собой я привез гостинцы пышки, самогон. Ребята, конечно, очень обрадовались. Сам я в то время алкоголь не потреблял.

Две-три недели наша часть постояла в Липецке, затем поступил приказ идти обратно на Ефремов. Шли через Куймань, где я случайно повстречал ребят, с которыми вместе учился в Лебедянском техникуме.

А вот и знакомая Лебедянь. В начале апреля растаявшие дороги превратились в непролазные болота. Вброд переходили балки, овраги, то и дело по пояс окунались в снеговую воду. Вымокшие, до предела усталые, зашли в какое-то село над Красивой Мечой.

Надо бы переодеться солдатам, да не во что. Отогревались на русской печке, на горячих кирпичах. Покормить нас тоже было нечем - обозы с провиантом в такую распутицу далеко от нас отстали. В другом селе, чтобы хоть немного поесть, некоторые солдаты обменивали на хлеб свои фуфайки. Обмененный хлеб передавался по строю шагавших солдат, и каждый мог отщипнуть себе по кусочку...

Я никого не виню за тогдашнюю обстановку. Шла тяжелая, изнурительная для нашего народа война, много было неразберихи, бестолковщины, которые сыграли свою роль неудачах нашей армии в первые годы войны.

В Ефремове занимались строевой подготовкой. Занятия проводил капитан Зубов. Довольно  часто  из его уст звучал приказ: «Запевай!» Я запевал...

От Ефремова до Сергиевки около 50 км. «Схожу!» — мелькнула дерзкая мысль.

Пришел к командиру, прошу отпустить на два дня. Капитан Зубов был очень хорошим человеком. Вздохнув, он выписал мне соответствующий документ с существенной припиской: «За неимением печати считать подпись действительной». И посоветовал не нарываться на заградотряд.

Прошел я 15 километров, заночевал в какой-то маленькой деревеньке, у старика со старушкой. Посушил портянки, они меня покормили, разбудили затемно: «Пора тебе, милок!..»

Иду холмами, перелесками. До Сергиевки по моим прикидкам остается километров 35. Шагал я, не переставая с 6 до 12 часов дня. На бугре вижу: знакомые ребятишки пашут землю. Они меня тоже узнали, посадили на лошадь, на которой я и подъехал к дому. Снова удивленные объятия, много радости…

А через два дня я уже опять был в своей части. Я немного запоздал, но капитан Зубов на меня не ругался, а лишь издалека погрозил пальцем...

Вскоре мне было присвоено звание старшего сержанта, должность — младший   командир учебного батальона.

Картину той огромной и страшной битвы на Орловско-Курской дуге я видел лишь частично, когда все окрестные деревни вдруг заполнились ранеными. Их привозили с передовой на грузовиках. Раненые умирали. Многих тут же похоронили в братских могилах... Настал день, когда нас посадили в вагоны и повезли.

Прибыли мы в Гомельскую область и пополнили 5-ю Орловскую дивизию. Вскоре я уже участвовал в бою возле городов Жлобино и Рогачево. Бьет артиллерия, за небольшим лесочком Днепр. Перед боем в окопы принесли зеленый котелок с водкой, сало. Я, до этого не пивший, проглотил немного водки. Затем мы пошли в атаку. По нам стреляют с противоположного берега, вокруг меня падают солдаты. Слышен голос: «За Родину, за Сталина!»

Как после выяснилось, мы бежали уже второй волной наступления, а первая атака наших была отбита. Хлопьями падал снег. На берегу несколько немецких трупов, все в крови. От них поднимается пар. С правого фланга деревня. Из леса строчит пулемет.

«Вперед!» — скомандовал какой-то бравый сибиряк. Взяли с ходу деревню, и в качестве трофея полевую кухню с котлом, в котором булькала, довариваясь, картошка-пюре.

Сходу проскочили в лесок и... попали в окружение. Всем нам пришлось спрятаться в овраге. С трудом, по траншее пробились к своим основным силам.

Вскоре после этого боя был второй. На сей раз при очередном наступлении группа бойцов, в которой я находился, попала под пулеметный огонь.

«Убегайте!..» — кричали нам пулеметчики.

В результате этих двух боев от 200 человек нашего пополнения осталось 18. В последнем бою меня ранило в ногу, и я попал в госпиталь. Послал домой письмо, но еще вперед письма мои родные получили... похоронку. Она где-то цела у меня до сих пор. Отправлена она на имя матери моей, Мешалкиной Феклы Кондратьевны, что сын ее, верный воинскому долгу, пал смертью храбрых и похоронен в Гомельской области, Рогачевский район, у деревни Дедово.

Мать, конечно в слезы. Не скрывали своей скорби ее товарищи, знакомые. И только мой Логин Яковлевич не принял близко к сердцу это печальное известие:

«Война – не прогулка по нашей зеленой роще. Там может быть всякое. Сердцем чувствую, что жив наш Мишка».

Из госпиталя я написал родителям письмо, в котором сообщил, что в одном из боев был ранен в ногу. Сейчас нахожусь на лечении. Скоро поправлюсь - и вновь на фронт.

Спустя несколько десятилетий юные белорусские следопыты, прочитав мое имя на обелиске, прислали в военкомат письмо на имя моих родных с просьбой отозваться. Ответ им написали мои дочери, сообщили, что я жив и работаю главным зоотехником колхоза «Заря коммунизма».

Пришла на мой адрес еще одна открытка из Белоруссии. На сей раз юные следопыты поздравляли меня с Днем Советской Армии.

Но это было уже потом. А когда я еще лежал в госпитале, к нам в палату заглянул командир батареи и предложил перейти к ним.

И я перешел в артиллерийскую часть, дошел с этой частью до Германии. В 1945 году в городке Альтдам, что в 70 километрах от Берлин, в одном из уличных боев мне снарядом оторвало руку...»

Этот эпизод вспоминается ветерану трудно и мучительно.

…Бой шел буквально за каждую улицу, дом, подъезд. Мешалкин, уже вполне опытный и обстрелянный воин, с помощью стереоприборов внимательно следил за огневыми точками противника, без задержки докладывал о них командиру взвода управления, а тот давал коррективы орудийного расчета.

Так продолжалось несколько часов. И вдруг Мешалкин почувствовал сильный толчок в левую руку, на рукаве шинели расползлись лохмотья серого сукна. Мартовский снег под ногами обагрился теплой кровью. Осколком пушечного снаряда сержанту раздробило левое предплечье.

Лежал в разных госпиталях, последний госпиталь – в Кисловодске. Оттуда вернулся в родную Сергиевку.

Домой Михаил Мешалкин прибыл инвалидом без левой руки. В те майские победные дни ему не было еще и двадцати. За боевые действия в городе Альтдам  Мешалкин удостоен ордена Отечественной войны 1-ой степени. Это была еще одна награда старшего сержанта.

После войны Мешалкин стал известных животноводом, ему было присвоено звание «Заслуженный зоотехник РСФСР», он был награжден помимо боевых многими трудовыми орденами и медалями.

 

Записал Александр Титов

 






Карта захоронений и обелисков
УЛИЦЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Улица имени Басинского

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Бахаева

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Барабанщикова

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Знаменского

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Полунина

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Ковалёва

Спецпроект ЛипецкМедиа



Информационно-справочный портал СМИ Липецкой области "Липецкмедиа"
Учредитель: Областное бюджетное учреждение "Издательский дом "Липецкая газета"


Главный редактор: Тарасов Максим Вячеславович
Адрес электронной почты редакции: red@lipetskmedia.ru
Телефон редакции: +7 (4742) 50-17-65
Реклама на сайте: тел. +7 (4742) 50-17-20 reklama@idlipetsk.ru
Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте LipetskMedia.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование материалов, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС 77-50671 от 24.07.2012. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

398055, Липецк, ул. Московская 83 +7(4742) 50-17-53, 50-17-65, 50-17-48

; Top.Mail.Ru