16+
воскресенье 4 декабря 2016,   04:55:12
USD
EUR
Например: выборы

Особенные дети

Анастасия Князева

Новости » Общество
Пикник на излучине

Говорят, все течет, все изменяется. И, в общем, правильно говорят. Я не однажды и в самые разные годы сплавлялся на байдарке по Воронежу и никогда не видел его одинаковым. Река менялась. Как именно? Боясь ошибиться, вопрос этот я обычно задавал не столько себе, сколько местным жителям и старым рыбакам. Те привычно утверждали, что раньше все было лучше. И вода чище. И берега зеленее. И утренние зори ярче. И закаты багровее. И роса обильнее...

Помочь Воронежу

Тем не менее специалисты-экологи считают иначе: климатически благоприятные годы (а их было подряд почти два десятка) повлияли на водный режим и больших, и малых рек. И отнюдь не худшим образом. В связи с этим неожиданно было услышать, что в Липецке на реке появились земснаряды. И спустили на воду их еще в прошлом году. Какой смысл? Неужели Воронеж болен? С этими тревожными вопросами я и отправился в областное управление экологии. Однако руководитель главной природоохранной структуры региона Елена Бадулина успокоила:

— Нет, Воронеж пока не болен. А потому и речь идет не о лечении, а о реабилитации реки, то есть восстановлении берегов и русла в их естественном виде. Какая здесь разница? А такая же, как между лечением болезни и ее профилактикой. В первом случае, чтобы был результат, необходим весь комплекс ударных средств, а иногда и более серьезное оперативное вмешательство, а во втором достаточно устранения симптомов. Они еще не сама болезнь, но они сигнал. И важно на него оперативно отреагировать.

И регион реагирует. Полноценно и в течение всех последних лет. В нулевых разработали несколько экологических программ, и они действовали до 2012 года. Сейчас приняли новые — уже до 2020 года. А поэтому и реабилитация Воронежа мероприятие плановое, хотя и назревшее. В чем причина? И почему к расчистке реки приступили на участке, расположенном в городской черте?

— А потому, что именно здесь Воронеж подвержен наиболее сильному антропогенному воздействию. К сожалению, соседство человека и реки не всегда благо для водоема, — объясняет Елена Бадулина. — И Липецк — не исключение. Большой город — это и большие стоки, в том числе и не всегда очищенные, это неизбежные донные отложения, наносы грунта, явный избыток песка и водорослей. Большой набор проблем и потребовал начать работы в городской черте.

Начальник управления экологии рассказывает, что прежде чем отправить земснаряды на акваторию, специалисты внимательнейшим образом изучали и продолжают изучать состояние Воронежа. Проводят инженерно-геологические изыскания, и в частности отбирают образцы грунтов. Берут пробы воды, анализируя самые разные ее параметры. И, кстати, отмечают, что качество ее воды в реке Воронеж вполне стабильно, чего, к сожалению, нельзя сказать о ее количестве.

Река резко обмелела: сказались предыдущие засушливые годы, начавшие свой отсчет с приснопамятного 2010-го.

В 2014 году уровень осадков в низовьях Воронежа опять же не превысил 430-450 миллиметров. Это, конечно, не катастрофические 350 миллиметров или чуть более, которые отмечались в неурожайном 1946 году, однако и они весьма далеки от нормы. А норма — это от 550 до 600 миллиметров осадков в год. Нынешняя зима, если подсчитать количество выпавшего снега, тоже не подарок. Тем не менее специалисты-экологи драматизировать ситуацию вовсе не склонны.

По словам Елены Бадулиной, колебания речного стока — процесс естественный, и обнаружился он отнюдь не сегодня. Маловодные годы всегда чередовались с многоводными. Это отмечали и экологи, и геологи, и гидрологи, и даже писатели. В один из проблемных годов, судя по всему, и вышла из под пера Андрея Платонова злая статья «Река Воронеж, ее настоящее и будущее», в которой автор с болью и, пожалуй, даже с полемическим перехлестом писал: «Некогда многоводная и сильная река одряхлела, истощилась, сошла до поганой лужи. И в значительной степени это случилось оттого, что человек приложил к реке свою руку».

Сегодня эту руку человек вновь прикладывает к Воронежу. Но уже для того, чтобы помочь ему. Дело в том, что в последний раз главный водоем Липецка очищали еще в советские времена. Вот почему в 2014 году и начали работы на двенадцатикилометровом участке реки, протянувшемся от фиксирующего порога Новолипецкого комбината до Троицкого моста. Разрабатывается также проект реабилитации Воронежа выше Липецка от той же самой дамбы в районе Манежа и до вошедшего в городскую черту села Желтые Пески. А точнее, до устья малой речки Семеновки, впадающей в Воронеж в районе села. Это еще почти 26 километров. Что предстоит сделать?

— Ликвидировать заболоченные участки, рекультивировать нарушенные земли и высеять на них многолетние травы, улучшить ландшафты и пополнить рыбные запасы реки, — рассказывает Елена Бадулина. — Кроме того, будут реконструированы очистные сооружения Липецка, что скажется и на качестве воды, сбрасываемой в реку.

Словом, планы грандиозные, и обойдутся они, по самым скромным подсчетам, в 137 с лишним миллионов рублей. Реализуется проект на условиях софинансирования. Например, в 2014 году из федерального бюджета на реабилитацию реки было направлено 23 миллиона рублей. Еще более 15 миллионов выделил областной бюджет. А в общей сложности на все про все получилось свыше 38 миллионов рублей. На эти средства подготовлены две специальные площадки для грунта, так называемые карты намыва, вмещающие 100 тысяч кубометров, выполнено все, чтобы сделать природоохранные операции максимально эффективными. И в 2015 году финансирование масштабного проекта увеличится почти в два раза. Однако будут продолжены и другие работы.

Речная рекультивация

В области продолжится расчистка не только крупных, но и малых рек, ручьев, прудов. Цель — минимизировать экологические последствия хозяйственной деятельности человека. А они становятся все более угрожающими. При этом главная опасность сегодня — отнюдь не крупные промышленные предприятия и не агрофирмы. Они как раз относятся к экологическим законам с достаточным пиететом. Не случайно еще в 2009 году Новолипецкий комбинат перешел на так называемую оборотную систему водоснабжения, полностью прекратив сброс промышленных стоков в Воронеж. Зато дачник в загрязнении реки весьма преуспел, разместив огуречно-помидорные плантации едва ли не у самой береговой кромки. Экологи утверждают, что из-за распашки речных склонов ежегодно в реки попадают сотни, тысячи тонн чернозема, и заиливается не только русло, но и родники, реку питающие. Летом они — ее главная надежда.

Родники питают и руко­творное чудо природы — красивейшие Силикатные озера с хрустальной водой, изумрудными деревьями и золотыми берегами. Образовавшиеся в карьерах силикатного завода, они стали уникальным примером гармоничной рекультивации промышленного ландшафта и подлинной природной жемчужиной Левобережья. Так редко бывает, но Силикатные озера удивительно легко вписались в речную пойму, сообщаясь с Воронежем, а в половодье и друг с другом.

Просторные, их размеры колеблются от 7 до 45 гектаров, а глубина ­— от 7 до 20 метров, они сразу же стали одним из самых популярных мест отдыха, что, впрочем, и неудивительно. Прекрасные виды и пляжи, обилие рыбы (а в водоемах обитают сазан, щука, окунь, сом, голавль, язь, плотва, карп, белый амур, толстолобик, судак, лещ) привлекают сотни липчан. Но, увы, такие пикники на природе, как правило, не обещают самой природе ничего хорошего.

Силикатные озера практически на все лето превращаются в большую свалку. И не от того, что их не убирают. Напротив, убирают. И школьники, и студенты, и рабочие ближайших предприятий, и десятки, сотни волонтеров. В прошлом году большой экологический субботник на озерах провели 600 липецких управленцев во главе с руководителем региона Олегом Королёвым, выгребли из поймы несколько грузовиков всевозможного мусора. Но буквально через пару недель Елена Бадулина (она с горечью рассказывала об этом) вновь побывала на Силикатных озерах. И что же? Вновь банки, пакеты, бутылки, как будто пляжи никто и не убирал.

Не стоит пенять на зеркало

Липецкие «зеленые», как правило, адресуют претензии властям, недобрым словом поминая и управление экологии, и управление лесного хозяйства, главного смотрителя, которые якобы и должны наводить порядок. Экологи — потому, что охрана окружающей среды — их хлеб, лесоводы — потому, что окрестности озер — это их территория, а городские власти — потому, что озера — естественная рекреационная зона для липчан. А вот кому-нибудь и что-нибудь должны ли сами липчане, эти зоны посещающие?

И я знаю, о чем спрашиваю. Потому что, как уже говорил, не однажды сплавлялся по самым разным рекам. В том числе и диким, почти лишенным «населенки». Никогда не видел там пикников на излучинах. Неоткуда им было взяться. А вот туристов видел. Некоторые группы передавали нам стоянки едва ли не с рук на руки. Но никогда мы не находили там ни пакетов, ни баклажек, ни даже спичек в траве...

Виктор Страхов, "Липецкая газета", фото Ольги Беляковой

 

Актуально
Комментарии
Комментариев пока нет






Архив
ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
Блоги



Отзывы и предложения присылайте по адресу red@lipetskmedia.ru

Редакция:
398055 г.Липецк,Московская ул,83

Редакция: +7(4742) 50-17-53, 50-17-65

Отдел выпуска и рекламы:
+7(4742) 50-17-48

© 2012 ОБУ «ИД Липецкая газета». Все права защищены. Использование материалов сайта разрешено только с письменного согласия ОБУ «ИД Липецкая газета». При любом использовании материалов сайта ссылка на сайт www.lipetskmedia.ru обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС 77-50671 от 24.07.2012. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).