16+
суббота 11 июля 2020,   07:23:33
USD 71.2298
EUR 80.2689
Например: выборы
Новости » Летопись Победы
1945: в мае наш земляк, Иван Солдатов, назначен комендантом немецкого округа Зенфтенберг-Калау

Иван Демьянович Солдатов родился в селе Нижнее-Болыиое Воловского района. В 1929 году был призван на службу в армию и отдал ей около 50 лет жизни. Участник войны с Финляндией, на фронтах Великой Отечественной — с первых дней. Сумел преодолеть многие ступеньки служебной лестницы — от рядового красноармейца до полковника. Был награждён орденами Лени­на, двумя — Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, медалями ”3а отвагу”, ”3а боевые заслуги”.

С уходом в отставку писал воспоминания о своей службе и о войне, которые печатались во многих газетах Липецкой, Ленинградской обла­стей (на территории последней он воевал). Автор книги "Твой сыны, Родина”.

Комендант Зенфтенберга

— Поедете в Германию. Одним из во­енных комендантов, — объявили мне в отделе кадров. — Вам надлежит помочь немцам организовать самоуправление и наладить нормальную мирную жизнь.

Я пояснил, что, во-первых, как кадро­вый офицер, не приспособлен к мирному строительству; во-вторых, не считаю свою кандидатуру подходящей для адми­нистративно-хозяйственной работы и, в-третьих, не допускаю и мысли помогать немцам, которые принесли столько крови и горя. Я заявил, что на войне погибли три моих брата и сотни моих боевых дру­зей, пятеро родственников умерли с го­лоду в Ленинградскую блокаду, что сам трижды ранен в боях с фашистами и сво­ими глазами видел, что творили гитле­ровцы на нашей земле.

Мне ответили, что, во-первых, работа военного коменданта — не курорт, а про­должение войны с фашизмом, только иными средствами; во-вторых, офицер- коммунист должен понимать, что нашим врагом были гитлеровцы, а немецкому народу надо помогать, и, в-третьих, при­казы надо не обсуждать, а исполнять. Так решилась моя послевоенная судь­ба. В Потсдаме я представился начальнику Советской военной администрации Бранденбургской земли и вскоре полу­чил назначение на должность военного коменданта округа Зенфтенберг-Калау.

Первое впечатление после знакомства с новым местом службы было тягостным. Война — всегда бедствие, но я никак не предполагал, что фашисты не пощадят население своей собственной страны, своих немецких городов и сёл. Отступая, гитлеровцы взорвали в Зенфтенберге и других городах заводы, фабрики, шах­ты, электростанции, системы водоснаб­жения и канализации, школы, лечебные учреждения, продовольственные склады. То, что не сумели взорвать, подожгли. Добавили разрушений и наши союзники. 22 апреля 1945 года войска Первого Ук­раинского фронта уже заняли Зенфтенберг и близлежащие населённые пункты, а 9 и 13 мая, уже после капитуляции Гер­мании, авиация США бомбила химичес­кий комбинат в Шварцхайде.

Многие общины и хутора выглядели безлюдными — жители прятались в ле­сах, в подвалах, боясь обещанных Геб­бельсом ’’зверских расправ” русских сол­дат. Гражданское население бедствовало. Водоёмы и водоканалы были покрыты зловонной плесенью. Вспыхнула эпиде­мия.

Думаю, что спервоначалу я наделал бы массу ошибок — опыта-то никакого! — если бы не мои помощники и советчи­ки — офицеры комендатуры. Нам помо­гали немцы. Артур Вельк был ближай­шим соратником Эрнста Тельмана, вмес­те с ним ездил в Советский Союз на конгресс Коминтерна. В 1933 году был аре­стован фашистами и заключён в Бухенвальд. Родом Артур Вельк из Зенфтен- берга и после освобождения из заключе­ния весной 1945 года приехал на родину. В апреле 1946 года, когда КПГ и СДПГ объединились, Артур Вельк стал первым секретарём Зенфтенбергского райкома СЕПГ.

Карл Фретер в течение сорока лет был ландратом в Зенфтенберге. 22 июня 1941 года, когда немецко-фашистские войска напали на Советский Союз и в городе по этому поводу состоялись торжества, ландрат Фретер, выступая перед согражда­нами, заявил, что радоваться нечему, что русских на колени не поставишь, Гитлер сломает себе шею. В тот же день он был отправлен в тюрьму, откуда его освобо­дили наши войска. Карл Фретер снова стал ландратом Зенфтенберга. Бургомис­тром города был назначен Руди Рутцен.

И ещё была одна любопытная фигура среди немцев — священник Рихтер. Ког­да войска маршала И. С. Конева вели бои за город Гроссрешин, то им упорней­шее и ожесточенное сопротивление ока­зывал корпус гитлерюгендовцев. Так вот, этот священник не убоялся отправиться к юным фанатикам Гитлера и сумел угово­рить их прекратить напрасное сопротив­ление. Затем Рихтер в сопровождении трех человек (из них две женщины) как парламентёр, с белым флагом, отправил­ся к передней линии советских войск. Благодаря этому город Гроссрешин, его предприятия, хозяйство остались невре­димыми.

Начали мы, как привыкли у себя и как считали правильным, с митингов. Собирали немцев и ставили перед ними конкретную целевую задачу: там-то разо­брать развалины, там-то расчистить канал, там-то восстановить участок водо­проводной сети и т. д. Мобилизованным на работы жителям помогали нередко на­ши люди. Действовали мы энергично. 5 мая 1945 года, когда ещё не закончилась война, население Зенфтенберга получило питьевую воду. 7 мая было включено электричество, 10 мая восстановлена ка­нализация.

В городах население, прямо скажу, го­лодало. В срочном порядке комендатура распорядилась открыть в рабочих посёл­ках и городах рынки, на которых начали сбывать продукты крестьяне сельских общин округа. Горожанам, а прежде все­го детям, оказывалась помощь за счёт продовольственных ресурсов воинских частей.

Одной из самых главных и самых трудных задач комендатуры было восста­новление промышленности. Требовалось взять на учёт всех трудоспособных нем­цев, разобраться в их профессиях и при­влечь к восстановительным работам. Дважды в сутки — в десять часов утра и в девять вечера — я как комендант докла­дывал о ходе восстановительных работ "наверх”, сначала маршалу Г. К. Жуко­ву, а затем В. Д. Соколовскому. К концу 1946 года на территории округа уже дей­ствовали двенадцать шахт, четырнадцать фабрик, тринадцать электростанций, около тридцати химических, стекольных, лесообрабатывающих и других заводов.

В соответствии с решением органов Советской военной администрации на всех этих предприятиях впервые в исто­рии немецкой промышленности были со­зданы столовые и буфеты с горячим пи­танием. К началу 1948 года самая труд­ная задача, поставленная перед военной комендатурой округа Зенфтенберг-Калау, была решена: рабочие и служащие получили работу, крестьяне стали возде­лывать землю и выращивать зерновые, овощи, фрукты.

К 1949 году в округе были открыты двадцать восемь библиотек, девять книж­ных магазинов, тридцать семь газетных киосков. В 1946 году в Зенфтенберге с разрешения и даже под эгидой советской комендатуры был создан народный театр работников горно-химической промыш­ленности. К 1949 году — времени образо­вания ГДР — он поставил сорок пять спектаклей и дал свыше двухсот концер­тов на заводах и фабриках.

Надо признаться, что не сразу, не вез­де и не всегда нам удавалось провести в жизнь намеченные планы. Драматически сложилась обстановка в марте-июле 1948 года, когда в результате жесточайшей за­сухи 1947 года в округе началась чуть ли не голодовка. Картофеля и капусты хва­тало, а вот зерна, мяса, молока — крохи. Молоко даже для грудных детей выдава­лось только по распоряжению коменда­туры. Начались активная спекуляция и обмен продуктов на тряпки. Запасы кар­тофеля потекли в Западный Берлин. Пришлось перекрыть дороги, изымать овощи.

В 1949 году перед нашей комендату­рой и органами местного немецкого само­управления появилась ещё одна сложная проблема: в округ прибыло несколько тысяч бывших немецких солдат и офице­ров, освобождённых из плена. Население округа прибавилось сразу на 13670 чело­век. Наша комендатура по линии Совет­ской военной администрации в Германии (СВАГ) от маршала В. И. Чуйкова, а ме­стные немецкие власти по своей линии — от Вильгельма Пика и Отто Гротеволя - получили указание внимательно встретить тех, кто вернулся из плена, обеспе­чить их жильем, трудоустроить, помочь разыскать родных и близких, помочь со­здать семьи.

Без улыбки не вспомнить, но тогда мы посылали по шесть-семь автобусов в со­седнюю, Мекленбургскую провинцию (землю), чтобы молодые немцы могли подыскать себе невест в этом сельском районе, причём в роли сватов выступали и ландрат, и секретари райкома, и я сам, советский военный комендант. А как иначе, если надо было сделать всё, чтобы холостяки, а особенно специалисты из бывших военнопленных, осели, закрепи­лись на родной земле. Могу сказать, что многие из военнопленных, определив­шись с жильём и работой, активно вклю­чались в строительство новой Германии.

Не просто и не сразу утверждался в послевоенной жизни немцев образ совет­ского военного коменданта, так как учи­лись мы исполнять возложенные обязан­ности на ходу, с листа, путём проб и ошибок. Случалось, возникали недоразу­мения и обиды между комендантом и не­мецкими властями округа. Припоминает­ся такой факт. Один из немецких пересе­ленцев по фамилии Шикльгрубер, назна­ченный бургомистром крупной общины, подвергся чуть ли не издевательствам со стороны своих коллег — бургомистров других селений. Этого в общем-то непло­хого работника допекали ехидными во­просами насчёт родства с фюрером. Все заверения Шикльгрубера, что он к Гит­леру не имеет ни малейшего отношения, во внимание не принимались. Дело до­шло до того, что Шикльгрубер явился ко мне на приём в Зенфтенберг и попросил защиты. Я поговорил с бургомистрами, которые измывались над своим товари­щем. И это помогло.

Или такой случай. В Зенфтенберге до засухи 1947 года для населения мы пек­ли подовый хлеб. Всем он хорош, но да­вал мало припёка. Чтоб экономить муку, решили выпекать формовой хлеб, у кото­рого припёк был куда как больше. Но де­ло застопорилось тем, что буханки из форм не вынимались, требовалась пище­вая смазка. А достать излишнее масло в ту полуголодную пору было невозможно.

Я обратился на одно из предприятий в Шварцхайде — и для нас изобрели ка­кую-то синтетическую смазку, по внеш­нему виду похожую на солидол. Когда применили этот эрзац для формовой вы­печки, хлеб получился красивый, пыш­ный. Но немецкие товарищи отнеслись к эксперименту с опаской, считали, что можно отравить людей. Когда принесли буханки, я и мои заместители подали пример, первыми разобрали и с аппети­том съели тёплые ломти. Подобных слу­чаев была масса, и всякий раз советско­му коменданту надо было держать мар­ку, быть на высоте, не показывать ни растерянности, ни человеческих слабос­тей.

С образованием ГДР осенью 1949 года мы, военные коменданты, сдали свои полномочия местным властям. Я был пе­реведён в одно из войсковых соединений, дислоцированных на территории ГДР, и проработал за рубежом до 1952 года.­

 






Карта захоронений и обелисков
УЛИЦЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Улица имени Басинского

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Бахаева

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Барабанщикова

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Знаменского

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Полунина

Спецпроект ЛипецкМедиа

Улица имени Ковалёва

Спецпроект ЛипецкМедиа



Информационно-справочный портал СМИ Липецкой области "Липецкмедиа"
Учредитель: Областное бюджетное учреждение "Издательский дом "Липецкая газета"


Главный редактор: Тарасов Максим Вячеславович
Адрес электронной почты редакции: red@lipetskmedia.ru
Телефон редакции: +7 (4742) 50-17-65
Реклама на сайте: тел. +7 (4742) 50-17-20 reklama@idlipetsk.ru
Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте LipetskMedia.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование материалов, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС 77-50671 от 24.07.2012. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

398055, Липецк, ул. Московская 83 +7(4742) 50-17-53, 50-17-65, 50-17-48

; Top.Mail.Ru