Культура

Сергей Бобровский: Мы в театре занимаемся серьезным делом


Сентябрь 25, 2017 17:33 0

Липецкий государственный академический театр драмы имени Льва Николаевича Толстого открыл 97-й творческий сезон. Десять лет главным режиссёром в нём служит Сергей Бобровский, с которым встретился корреспондент журнала "ЛГ:Итоги недели", чтобы обсудить планы на предстоящий год. Но, как всегда, разговор вышел за предложенные тематические рамки

Новый сезон театр открывает постановкой «Как важно быть Эрнестом» по Оскару Уайльду. Правда, пьеса неординарного английского драматурга называется несколько иначе – «Как важно быть серьёзным». Но Бобровский решил поиграть словами, так сказать, покаламбурить, ведь earnest в переводе с английского означает «серьёзный». А два главных героя пьесы как раз и представляются некоторое время Эрнестами.

– Сергей Александрович, почему вам так важно быть серьёзным?

– Во-первых, потому что это Уайльд. Я давно хотел поставить его, восхищаюсь словом этого драматурга и дорожу его интонацией. При этом тексты Уайльда помогают наслаждаться жизнью, как это умел делать сам автор. Я согласен со многими режиссёрами и литературоведами: «Как важно быть серьёзным» – лучшая пьеса Уайльда. Она, конечно, рассказывает о многих важных вещах, но делает это непринуждённо – во время чтения тебя не покидает атмосфера праздника. А мне очень хотелось увести зрителя от нынешних волнений и разочарований, от трудностей в мир прекрасного. И это вторая причина, заставившая меня взяться за работу великого англичанина.

Моё глубокое убеждение: театр не должен становиться телевизором и транслировать сюжеты на злобу дня. Когда людям непросто живётся, нужна литература и искусство, дающие кислород, рассказывающие и показывающие жизнь не как испытание, а как праздник. Вот и нам захотелось легко и непринуждённо, в комедийном формате поведать о вечном. При этом известно, что сам Уайльд – «гений, парадоксов друг», обладал блестящим остроумием…

– И непростой судьбой…

– Сам о себе говорил, что в творчестве он талантливый, а в жизни – гениальный... Он исследовал собственную душу, и в этих поисках забредал в самые тёмные её закоулки и имел смелость показывать их людям. Мы же в спектакле решили не акцентировать внимание на отрицательных сторонах личности, а рассказать о главных ценностях – о чувствах, о поиске гармонии. Уайльд в своей пьесе утверждает, что человек не весь на поверхности, мы показываем обществу лишь верхушку себя, а большую часть умело скрываем. Он же мастерски демонстрировал и препарировал человеческую изнанку.

– Вы вслед за Уайльдом рассуждаете, как важно быть серьёзным. А вот герой другого драматурга – Григория Горина – барон Мюнхгаузен утверждал, что все глупости на земле совершаются именно с серьёзным выражением лица. Кстати, именно барон (или автор, а ведь ещё Лев Николаевич Толстой говорил, что не всегда он сочиняет сюжет, иногда его герои сами выстраивают свою линию жизни) «подарил» своему городу лишний день весны – тридцать второе мая. Астрономы уже сейчас говорят, что через несколько лет в календарях действительно появится новый день. Так что в литературном королевстве на самом деле всё серьёзно.

– Мюнхгаузен помогает нам выходить за рамки дозволенного, жить в мире фантазии и не тонуть в рутине обыденности. Мы ведь не всегда есть то, чем хотим казаться. Вот потому театру и не нужно становиться новостной лентой, ему надо давать возможность людям дышать полной грудью. При этом театру свойственно откликаться на всё, что происходит вокруг, но делает он это на своём языке, по-своему формулирует отношение к происходящему. Наш театр носит имя Льва Николаевича Толстого, мы должны транслировать публике вечные ценности, поднимать зрителя над обыденностью, приобщать к большому миру культуры, в котором Уайльд занимает далеко не последнее место.

– Сергей Александрович, раз уж у нас пошёл такой серьёзный разговор… Самой обсуждаемой темой года стала личная жизнь последнего российского императора в киноизложении Алексея Учителя. При этом сам фильм мало кто видел, но общество уже расколото. Получается, сегодня нужно быть очень серьёзным, выбирая идею для произведения искусства, думать над тем, что говоришь с экрана телевизора, со сцены. Как вам кажется, наступило время, когда к людям искусства снова стали прислушиваться, или здесь включён другой механизм?

– Я картину не видел, и о её культурной ценности судить не могу. Хотя тема режиссёром вынесена на обсуждение неоднозначная. Мне понятно беспокойство людей, ведь речь идёт о жизни святого царя… При этом я думаю, что ни в какой другой стране мира тему, расшатывающую устои общества, не разрешили бы к большому публичному показу. А у нас это возможно. Заметьте, что о самом фильме рассуждают мало, больше – о сюжетной линии. Голос искусства – это художественный образ. Если художник этим голосом касается струн человеческой души, если произведение облагораживает зрителя, воспитывает его, заставляет задуматься, тогда есть о чём говорить. По моему мнению, скандал вокруг «Матильды» к искусству относится мало, здесь больше политики. Время пройдёт, страсти остынут. Всё забудется. А вот голос классиков звучит сквозь время.

– Поэтому вторая ваша премьера – «Правда – хорошо, а счастье лучше» корифея российской драматургии Александра Николаевича Островского?

– Идею предложил нам известный режиссёр Пётр Орлов. Его хорошо знают липчане – он дважды получал призы на «Липецких театральных встречах». Кстати, в прошлом году спектакль Владимирского театра, который Орлов возглавляет, – «Гамлет» по Шекспиру – был признан лучшим. И здесь опять разговор о людях, о страстях, о чувствах. О тех же вечных ценностях, борьбе добра и зла премьера уже всероссийского масштаба – «Георгий Победоносец». Постановщик опять-таки хорошо знаком нашей публике – режиссёр, актриса Елена Оленина. Это эксклюзив. Пьеса современного драматурга Константина Скворцова будет впервые сыграна в России на сцене Липецкого академического театра. Министерство культуры Российской Федерации выделило Елене на воплощение замысла миллион рублей как победителю всероссийского конкурса по поддержке современной драматургии.

– Театр открыл девяносто седьмой сезон, вы – десятый. Поделитесь, что год грядущий нам готовит?

– С удовольствием. С десятого по семнадцатое октября пройдут традиционные «Липецкие театральные встречи». На нашей сцене выступят коллективы и артисты из Москвы, Санкт-Петербурга, Тамбова, Владимира, Белоруссии, Германии, Сербии. Осенью мы задумали впервые провести камерный фестиваль, посвящённый памяти Владимира Михайловича Пахомова (режиссёра не стало десять лет назад – 17 ноября 2007 года. – Прим. ред.). Его название – «Лица друзей» – отражает и его идею: к нам приедут коллеги Владимира Михайловича, кому удалось поработать или пообщаться с мастером, чеховскую «Чайку» покажет театр из Сыктывкара… В этом году наш театр отправляется в трёхдневные гастроли в Орёл, покажем мы свои спектакли и в Тамбове. А липецкие зрители увидят постановки коллег из Луганска. 

С началом нового сезона в театре появилась и новая сцена – виртуальная. Это такая площадка, на которой талантливые липчане могут реализовать свой творческий потенциал. Для этого в соцсетях или на сайте театра нужно разместить свои идеи, если они нам глянутся, мы привлечём авторов к работе. Думаю, что лучшие задумки покажем на традиционном «Параде премьер» уже на закрытии сезона.

– А вы неужели ограничитесь только одной работой?

– Нет. На днях приступаю к репетициям новогодней сказки. Делаю я это крайне редко, но, как говорится, метко. Нынешняя будет всего лишь четвёртая. Каждую сказку я посвящаю своим детям, а у меня четыре дочки. Младшей Аглае недавно исполнилось два годика, вот я и сделаю ей подарок. Получается, что ставлю я сказки адресно. И отношусь к этому с трепетом, потому что сказки – это дело, опять же, серьёзное. Уж больно адресат непростой – дети. Впервые к сказочной тематике я прикоснулся в Новосибирске, тогда девочек у меня ещё не было. И это, скажу я вам, оказалось испытанием! Я понял, что мне нужно кардинально развернуть своё сознание. В сущности, я родился не ребёнком, и детский мир в себе не чувствовал, наблюдал за ним со стороны. Дети мне непонятны до сих пор. 

– Даже после четырёх удачных попыток?

– А теперь ещё больше, чем раньше. Можно только удивляться и всё. Для меня каждый человек – взрослый или ребёнок – отдельная планета со своей атмосферой, ядром, населением. Я понимаю, что гармоничные соединения людей очень редки. И это в большей степени иллюзия, настолько мы все разные. А ведь дети – это ещё даже и не планеты, а некое газовое скопление, с годами они уплотнятся, сформируются, обретут нужные цвета и размеры. И не станут менее удивительными. Я знаю только одну вещь: ставить сказку нужно так, чтобы было интересно и взрослым, и детям, чтобы им всем было над чем посмеяться и погрустить. Это должна быть семейная история, которую родители с ребятнёй потом дома смогут обсудить. 

– То есть опять же мы возвращаемся к началу разговора – как важно быть серьёзным.

– Мы в театре вообще занимаемся серьёзным делом, несмотря на то, что некоторые считают, будто мы здесь дурака валяем. Театр обладает исцеляющей силой. Я, например, лечусь литературой. Помните, Пушкин в пьесе «Моцарт и Сальери» говорит: «Как мысли чёрные к тебе придут, откупори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро». Я в минуты грусти читаю самого Александра Сергеевича, особенно его «Евгения Онегина», которого знаю наизусть. 

– Спасибо, Сергей Александрович, за беседу. Удачного года! 

Евгения Ионова, фото Павла Острякова

Новости по теме Новости MediaMetrics