Культура13:03, 25 июля 2021 года

Значение имеет каждый гвоздь: как в Тербунах хранят историю

Лодка-долбленка, двухсторонняя ступка, коромысло, кусок пулеметной ленты — эти и множество других экспонатов хранятся в краеведческом музее в Тербунах. По мнению его основателя Александра Колесника, значение имеет каждый гвоздь, ведь благодаря старинным предметам, мы обретаем возможность прикоснуться к истории.

Краеведческий музей в Тербунах был организован около 12 лет назад. Располагался он в одноэтажном сельском доме, где с трудом помещалась лишь небольшая часть экспонатов. Год назад переехал в новое помещение: к 75-летию Великой Победы под музейные экспозиции выделили крыло красивого здания на центральной площади рай­центра.

И учитель, и краевед

Во многих селах области есть свой музей или краеведческий уголок в местной школе. Как правило, его основателями становятся школьные учителя, работники библиотек или просто любители старины, патрио­ты малой родины, неравнодушные к ее прошлому. В Тербунском районе таких людей немало. Один из них — Александр Колесник. Собранные им предметы старинного быта, находки времен Великой Отечественной войны, легли в основу краеведческого музея.

Свою коллекцию Александр Колесник начал собирать, когда после окончания Липецкого государственного педагогического института работал учителем изобразительного искусства и черчения в школе села Воейково и вел там краеведческий кружок. Не бросил своего увлечения и когда восемь лет возглавлял Березовский сельский совет. А выйдя на пенсию, по предложению администрации Тербунского района, занялся созданием музея в райцентре.

Сначала под музей выделили дом на улице Ленина, сейчас он выполняет роль запасника. На громадных до потолка стеллажах — сотни, а то и тысячи экспонатов, собранных за многие годы. В новое здание переехали наиболее ценные. Но для самого Колесника значение имеет каждый гвоздь, каждое коромысло, каждая треснувшая крынка, кусок пулеметной ленты или разорвавшегося снаряда, каждая виниловая пластинка.

Часть экспонатов приносили жители Тербунов, часть, например, старинные монеты, находили в разрушающихся домах. Колесник выискивал «свидетелей прошлого» по чердакам и подвалам заброшенных домов, покупал или обменивался интересными находками с другими энтузиастами-крае­ведами.

В ходе таких поисков случаются и курьезы.

— Это ствол орудия времен войны, — Александр Викторович показал на предмет, похожий на кусок ржавой трубы, расширяющийся на конце. Оказалось, житель села Воейково перекрыл им проезд по улице возле дома.

— Я увидел, думаю, надо попросить для музея. На следующий день пришел — а ствола нет. Оказалось, мой знакомый, тоже музейщик, его уже увез. Еле уговорил тогда отдать мне находку, — улыбается Александр Викторович.

Есть в музее и образцы прикладного народного творчества. Конечно, до шедевров или редкостей им далеко. Но такова уж натура музейщика — видеть ценность в старых вещах хотя бы потому, что когда-то они были спутниками и помощниками наших предков. Свидетелями, а то и участниками прошедших событий.

Самый древний экспонат

В музее посетителей встречает лодка-долбленка. В девяностых годах ее обнаружили в реке Олым юные краеведы школы села Покровского под руководством ныне покойного директора Якова Сидоровича Кондратова.

— Сделана лодка из ствола дуба, а он почти не гниет в воде, поэтому она сохранилась, пролежав в воде немало веков. Чтобы установить точный возраст древнего экспоната, надо отправить образцы на радиоуглеродный анализ, — пояснил Александр Викторович.

Переходя из комнаты в комнату, словно переносишься на машине времени из одного века в другой. И о каждом экспонате Колесник расскажет целую историю.

— Вот, например, двухсторонняя ступка, для чего они? Как правило, они требовались для семьи, где был мужчина, работник. В одной половине толкли зерно, в другой — растирали табачные листья на курево. А односторонняя ступка называлась «вдовья», потому что одинокой женщине не для кого было толочь табак, — рассказал Колесник.

— А вот сеялки, — продолжает он, показывая на ряд плетеных коробочек. Раньше на сев крестьяне выходили всей семьей — и дети тоже, потому и сеялки делали разных размеров.

Каждый экспонат в музее интересен. Например, дубовый колесный обод: согнуть двухметровый кусок дуба, чтобы он не сломался — на то была особая технология. Есть и действующий ткацкий станок, плетеные детские люльки, лапти, вышитые рушники, лоскутные одеяла, сундуки — и другие незамысловатые предметы крестьянского обихода.

По соседству — предметы обстановки домов довоенного времени: старинные комоды с посудой, стол с венскими стульями, патефоны с коллекцией черных хрупких пластинок, аккордеоны и даже пианино.

В застекленных витринах — монеты и купюры разных времен.

Отдельный зал — предметы быта 50 – 80-х годов прошлого века: первые советские радиоприемники и телевизоры, фотоаппараты, радиолы и пылесосы всех марок, швейные и стиральные машинки и множество других предметов, благодаря которым послевоенный быт советских семей становился легче и уютнее.

Эхо великой войны

Центром музейной экспозиции стали экспонаты времен Великой Отечественной войны. Самые интересные, конечно, хранятся в музее мемориала «Тербунский рубеж». Но земля местная так нашпигована патронами и гильзами, снарядами, частями пулеметов, минометных орудий и прочей военной техники, что этого хватит еще на несколько музеев.

— Тербунский район понес большие потери в годы войны. Немцы дважды его оккупировали, расстреливали и угоняли жителей, жгли дома, разоряли колхозы, школы. Более 200 дней здесь по линии фронта шли тяжелые бои. Тут где ни копни — что-нибудь обнаружится. Я сам из села Ливенского Задонского района, туда немцы не дошли. И вот, помнится, приехал в Березовку — я тогда учился на последнем курсе худграфа — иду по улице, вижу, лежит снаряд. Это был 1979 год! Меня тогда эта находка поразила. А местные привыкли, — сказал Колесник.

Даже беглый взгляд на экспозицию дает представление о том, какой мощью обладала немецкая военная машина в начале войны. Патронами и гильзами от немецких автоматов наполнены бочонки, шеренгами стоят мины и артснаряды, для которых у гитлеровцев даже имелись специальные чехлы. Каски, ремни, подковы, ранцы, походные фляжки, ножи, расчески, бритвы, складные приборы для еды и прочий солдатский скарб — все добротное, продуманное с немецкой педантичностью до мелочей.

Нашего вооружения и боеприпасов в экспозиции меньше в разы.

— Отец рассказывал, что в начале войны одна винтовка была на троих и к ней пять патронов. Старые ружья забрали по причине перевооружения, а новых в достаточном количестве не подвезли, — с горечью вздыхает Колесник.

Да что там патронов — солдатских котелков не хватало, фляжки солдатские были из стекла. Из-за них бойцы часто попадали в медсанбат. Бросится солдат на землю во время обстрела, фляжка лопается, осколки впиваются в тело. Одна такая чудом сохранившаяся фляжка есть в Тербунском музее.

Но несмотря на всю военную мощь, немцам не удалось сломить дух русских солдат.

В числе главных экспонатов музея — части советского самолета, разбившегося у села Васильевка Воловского района.

Самолет наполовину деревянный, фанерный. Дерево пропитывали особым составом, предохранявшим его от воспламенения.

— Один летчик-ветеран, летавший на таком самолете, говорил: «Немцы в бою изрешетили его весь. Лечу — в дырки небо светится, но все же не загорелся, дотянул до земли!».

Это нужно живым

Сейчас собранная Колесником музейная коллекция находится в ведении тербунского центра внешкольной работы. Востребована ли она? Интересуется ли современная молодежь жизнью предков?

— Школьники приходят с экскурсиями. Некоторые и сами заходят из любопытства. Увидят старинные деньги: «О, баксы!». Но приходят и ребята, которые действительно любят и знают историю. Зайдут на часок, а уходят через три — настолько им все интересно. А раз пришли старшеклассники, так они такие вопросы задавали, что я даже взмок, отвечая на них. Чувствовалось, что ребята очень грамотные, знающие, — говорит Александр Викторович.

Для него история Тербунской земли, особенно ее героического военного прошлого, давно стала частью жизни.

Как и многие из нас, он знает о войне по скупым воспоминаниям родителей. Его отец Виктор Ерофеевич был контужен на фронте и на всю жизнь остался глухим. А мать Мария Леонтьевна едва сама не замерзла, строя «Дорогу жизни» для спасения оказавшихся в блокаде ленинградцев.

Расспрашивал и записывал краевед тербунских старожилов и фронтовиков. Эти рассказы о героизме скромных жителей Казинки, Солдатского, Урицкого, Васильевки и других сел публиковались в районных и областных газетах, а потом вошли в книги Александра Колесника «Жизнь прожить» и «Тербунская рапсодия».

Много времени прошло после войны. «Уже не фронтовики, а мы, их дети, по крупицам храним воспоминания, что в детстве непростыми усилиями удалось выудить из памяти отцов и матерей. А сколько героев, достойных нашей памяти, ушли, так и не рассказав о себе, о своей военной юности, о своих подвигах!» — пишет Колесник в одной из своих книг. Он уверен — нужно передать будущим поколениям эту живую память о дедах и прадедах. Потому что забывая прошлое, человек предает будущее.

Ирина Черешнева, "Липецкая газета"

ВСЕ НОВОСТИ

Обычная версия сайта LipetskMedia [18+]

Информационно-справочный портал СМИ Липецкой области "Липецкмедиа"

Учредитель: Областное бюджетное учреждение "Издательский дом "Липецкая газета"

Главный редактор: Тарасов Максим Вячеславович

Обратная связь: red@lipetskmedia.ru
398055, Липецк, ул. Московская 83
+7(4742) 50-17-53, 50-17-65, 50-17-48

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте LipetskMedia.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование материалов, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС 77-50671 от 24.07.2012. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

2020 год. Все права защищены. Разработка сайта: ФЛОТТ.

LI counter