Культура

Последняя муза Виктора Сорокина

Илона Федорова на протяжении последних 14 лет вдохновляла художника на творчество

В официальную биографию знаменитого художника она явно не вписывается. Родственники художника делают вид, что этой женщины вообще не существовало. Хотя ценители творчества Мастера знают, как много значила для него Илона Федорова. LipetskMedia удалось встретиться с ней в липецкой художественной галерее, где бывшая модель рассказала, каким человеком был Виктор Сорокин.

***

- Илона, что Вас притягивало в общении с художником?

- Когда мы познакомились с Виктором Семеновичем, мне было все интересно. Я училась наблюдать у него  наблюдать окружающий мир. Нечто подобное делают китайцы. За окном дома Виктора Семеновича рос виноград, который он никогда не собирал.  И мог часами наблюдать, как птицы клевали плоды…Посмотрите, сколько у него пейзажей написано из окна. И все разные! Вот это уникальное восприятия окружающего мира Виктором Семеновичем было для меня особенно притягательно. Я прибегала к нему домой из вечно спешащего куда-то города. Присмотритесь, нас постоянно обдают какой-нибудь гадостью, мы отряхиваемся и бежим дальше… А у Виктора Семеновича я оказывалась в атмосфере, где время текло медленно и плавно, как в детстве.

- О чем в эти минуты говорили?

- Разговорить Виктора Семеновича было сложно. Однажды попросила рассказать Рождественскую историю.  «Жила была Богородица…» - сказал он, и сделал длинную паузу. Может быть, в этот момент он собирался с мыслями, может быть, просто хотел помолчать. Я же эту паузу восприняла, как своеобразный камертон, с помощью которого можно «настроиться» на гармонию…

- Вас называют последней музой мастера…

- Я бы не сказала, что это штамп. Когда мы познакомились, он написал за лето шесть картин. Думала, что он так всегда интенсивно работает.

- И что выяснилось?

- Ему тоже требовалось вдохновение и силы.При этом нужно иметь в виду, что, если человек пишет картину за 15 минут, то нужно к этому прибавить весь опыт его души... Когда Виктор Семенович писал – это было завораживающее действие. Легко, красиво и непринужденно. Его движение кистью сравнимо с палочкой дирижера. Много раз была свидетельницей, когда прохожие замирали на улицах, наблюдая за творениями Сорокина.

 ***

- Как познакомились с Виктором Семеновичем?

- Первая встреча была заочной. Собиралась поступать на худграф, хотя не знала ни одного липецкого художника. Зашла в магазин, купила книгу, где были картины Виктора Сорокина. Подумала: «Какая мазня…». Зачислили в институт, а в марте наш курс пригласили на открытие его выставки. Светило невероятное солнце, по залу - длинные тени,  живопись – заиграла.  Тогда-то я и почувствовала его живопись и влюбилась в нее навсегда. Мы подошли к нему знакомиться. Он просто сказал мне: «Приходи – напишу…».

- Пошли?

- Нет, меня вскоре от кафедры педагогики отправили на три летних месяца во Владивосток. От одной мысли, что это так далеко, я тогда испытывала восторг. Занималась в свободное время пленэром в удивительном  местечке - Волчья пасть. Скалы, вода, облака, которые, казалось, можно потрогать рукой… Вернулась осенью в Липецк.  А Виктор Семенович в этот момент только что с академической дачи и распаковывал работы. Я, рассматривая одну из работ, по наивности брякнула: «Так писать нельзя».  Сейчас понимаю, что скажи я эту фразу липецким мэтрам, разорвали бы на клочки. А он засмеялся:  «Ну, покритикуй-покритикуй…».  Это предложение вмиг меня окрылило, захотелось пригласить его в гости, показать свои работы…

- С таким наставником, каким был Сорокин, в вашем дипломе, наверное, одни пятерки?

- Я не отличница, но училась всегда хорошо. Была история с преподавательницей, которая влепила мне «трояк» по композиции. Потом нас судьба свела, когда нас одновременно принимали в Союз художников. Об оценке, естественно, не напомнила, просто смотрела и думала: «Ну, вот тебе и тройка по композиции...». Когда на худграфе началась живопись маслом, мне вдруг сказали, что так писать нельзя, но именно в такой манере творил Виктор Семенович…

- Кто-то сказал, что, если бы Сорокина не выставили во Франции, не было бы и славы. Согласны?

- К его славе я отношусь спокойно. Сорокин остался Сорокиным все равно, только шумихи поменьше было бы. А успех во Франции – это адекватная оценка его творчества. Он великий русский художник, продолжатель традиций французского и русского импрессионизма, московской живописной школы.

- Что удивило Сорокина во Франции?

- Дороги, чудесные платановые аллеи, воздух и многое другое. Даже холсты - они продавались уже натянутыми на подрамник, были невероятной белизны. И какого отменного качества: хотелось взять этот холст в руки. Причем тамошние белила в отличие от наших не желтеют. Да и другие материалы для художника во Франции восхитительного качества. Они для Виктора Семеновича были дороже бриллиантов. 

- Подарками баловал?

- Обычно он кисточки или краски дарил. Но как он впервые меня поздравил с Днем рождения, никогда не забуду. Вручил огромный газетный сверток, засыпанный снегом. Разворачиваю – там букет с маленькими бутонами чайных роз. Где он их взял в начале зимы, ума не приложу. Те цветы, уже в высохшем виде, я хранила очень долго. 

***

- В одном из интервью Сорокин при упоминании друзей называл одних москвичей. Не дружил с липецкими художниками?

- Среди его знакомых было много тех, кто предлагал свое общение. Он редко кому отказывал в этом. Но настоящих друзей было мало. Почему не назвал никого из местных художников? Не исключаю, что в тот момент времени ему были ближе люди не из Липецка. 

- Почему Сорокин уехал после войны из Москвы?

- Потому что не хотел приспосабливать свое творчество под то, что нужно власти.

- Старую Москву показывал?

- Совсем немного, бывало, что звучали такие названия, как Воробьевы горы, деревня Шестово, Охотные ряды. Еще мне запомнилась выставка в Георгиевском зале в 2000-м году. Жалею, что не записала телефон одной москвички, родственницы Виктора Семеновича. Удивительно тепло она его называла: «Витя…Витя…».

- В среде художников Сорокина окрестили Дедом. А Вы как его называли?

- Виктор Семенович или просто по отчеству. 

- А Вас как называл?

- Елонка. Илона – имя венгерского происхождения, западное, неласковое. Виктор Семенович изменил одну букву, и имя зазвучало совсем по-иному.

- Косых взглядов хватало?

- Их было столько! А сколько раз я ревела?! Вот увидела архивную съемку в фильме, увидела, как на меня некоторые смотрят. И как я выдерживала все это…

- Как близкие реагировали на то, что рядом с вами человек не первой молодости?

- Спокойно относились, хотя для них наше общение тоже было удивительно. Но я была закрытой девочкой, решившей еще в школе, что буду общаться с теми, кто мне нравится, что не буду жить по указке других.

***

- О смерти Сорокин упоминал?

- Нет. Когда с ним познакомилась, мне было лет 20. Я сразу осознала, что надо находиться с ним, не размышляя о том, сколько отпущено. В итоге мы почти 14 лет общались. Это было время самого настоящего счастья. Я и по сей день осознаю, что Господь дал мне такого Ангела-хранителя.

- Говорят, что после ухода из жизни Сорокина вы много неприятного услышали от его родных…

- Я слышала это еще и при жизни художника. В чем я виновата, если человек  сам себе наливает водку? Не нравиться это?!.. Тогда следите за его здоровьем… Но с другой стороны, пожил же человек, если бы он ушел из жизни спустя полгода-год нашего знакомства, то мне можно было бы предъявлять какие-то претензии. Но с момента нашего знакомства, повторюсь, прошло почти 14 лет… А мне, считаю, пришлось столкнуться с обыкновенной человеческой ограниченностью. Хотя некоторые родственники Виктора Семеновича ко мне хорошо относились. Одна из его внучек, например. Пришла как-то к нему в гости, а мы проводы русской зимы устроили. Блины, икра красная, черную не укупишь, а красная в этот день у него была. Здорово посидели.

- От чего умер Виктор Семенович?

- Инсульт случился в конце июня, 25 или 26 числа. Мастер умер спустя два месяца. Успел со всеми попращаться. Но рассказывать, как все происходило, не могу.

- Илона, Вам понравилось, как юбилейные торжества художника прошли?

- Неприятно удивили. Презентацию книги к его столетнему юбилею устроили с приглашенными школьниками. Забыв при это родственников, меня, многих липецких художников. Тираж книги крошечный - 500 экземпляров. Сказали, что по библиотекам раздадут. Но эту книгу должны иметь возможность приобрести все люди творчества. Кстати, День Художника, отмечаемый в День рождения Сорокина, превратился в какое-то отчетное мероприятие. Не хватает живого общения между художниками и зрителями...

Новости по теме Новости MediaMetrics