LipetskMedia
Спасательная "Лестница"
Десять лет назад Марина Ралина создала особенный театр. Он изменил жизнь особенных людей и её собственную
LIPETSKMEDIA.RU
Спасательная "Лестница"
Десять лет назад Марина Ралина создала особенный театр. Он изменил жизнь особенных людей и её собственную
16 человек в чёрном рассказывают на сцене историю. Это сказка Салтыкова-Щедрина о пропавшей совести. Премьера уже через неделю:

— Люди не шли, а как будто неслись.

— Ничто не огорчало их, ничто не заставляло задуматься.
— И настоящее, и будущее — все, казалось, так и отдавалось им в руки.
— Им, счастливцам, не заметившим о пропаже совести…

Отточенные движения. Чёткая дикция. Поставленная речь. Но репетиция заканчивается, и каждый шаг и слово актёрам вдруг начинают даваться с трудом.

Режиссёр особого театра «Лестница» Марина Ралина таким метаморфозам удивляется уже десять лет. Большинство актёров в инклюзивном коллективе тяжело больны, но на сцене они преображаются порой до неузнаваемости.

Вот он пошел, смотрите! Он идет как обычный человек. А у него страшный ДЦП… Когда верит в себя, он всё может.

У особых актёров и режиссёр особенный. Марина Ралина здесь и костюмер, и сценограф и продюсер.

Несколько лет существования «Лестницы» Марина прокладывала своим актерам дорогу на фестиваль «Театральная весна», где профессионалы сцены оценивают любителей (людей без ограничений по здоровью). Убедила организаторов, что скидки на здоровье не нужны, а потом праздновала вместе с коллективом «бронзу» и «серебро».
где профессионалы сцены оценивают любителей (людей без ограничений по здоровью). Убедила организаторов, что скидки на здоровье не нужны, а потом праздновала вместе с коллективом «бронзу» и «серебро».
Постановки Марины появляются на свет в небольшой комнате полуподвала. Лестница в «Лестницу» долго спускается вниз, а потом нужно еще не заблудиться в подземных коридорах Сокольского ДК. Гримёрка, костюмерная и репетиционный зал занимают не больше 50 квадратных метров.
Но для своих участников «Лестница» стала и лекарством, и мостиком к счастью и целым миром, где на тебя смотрят не как на человека с тяжёлым заболеванием, а как на актёра. Разбирают роль, напоминают о дисциплине и требуют, чтобы каждый зритель в зале сказал: «Верю!».
Не сломать человека
Все началось с того, что «Верю» особенным людям первой сказала Марина Ралина, это случилось задолго до создания театра. Она тогда и подумать не могла, как случайные, на первый взгляд, встречи изменят жизнь.

- Я родилась в Восточном Казахстане, - вспоминает Марина. - Окончила отделение театральной режиссуры Московского института культуры. Потом вышла замуж, переехала в Норильск, потом на Алтай, а оттуда - в Липецкую область, поближе к семье мужа.
С 2003 года в Липецке Марина занималась всеми праздниками и мероприятиями городского масштаба. Иногда ее приглашали на фестивали и праздники для особенных людей. Здесь и промелькнуло в голове: «А ведь, если с ним позаниматься, он бы смог!».

- Десять лет назад я пришла работать во «Дворец культуры «Сокол». Директор предложил поучаствовать в конкурсе, и из длинного списка номинаций я тогда выбрала написать программу для людей с особенностями здоровья. В этот момент всё и решилось, - вспоминает режиссёр.
- Приходят к тебе личности и смотрят тебе в глаза. А ты - им. И как конкретно этому человеку ты скажешь: «Нет, извини, я пойду делать праздник, а с тобой я не буду заниматься»? Это казалось невозможным. Потому что это могло человека сломать. Он же поверил, пришел, он был, делал всё, что мог.
Так «Почему бы и нет» материализовалось в 30 тысяч рублей гранта и 10 актёров, которых набрали в труппу из всех желающих среди особенных. Они представили зрителям премьеру «Часы с кукушкой», а после неё объявили режиссёру, что расходиться не хотят.

Какое-то время Марина еще совмещала особенный театр с другой работой, но в итоге осталась в «Лестнице».

Тётеньки и дяденьки
Когда Марина поняла, что задумка на грант себя переросла, призадумалась. Театру нужен репертуар, а актёрам – репетиции. Особенные репетиции.

- Пришли совершенно разные люди, от 20 до 70, тётеньки и дяденьки, уже прожившие большую жизнь, - вспоминает Марина. – Они научились закрываться от социума, хитрить с ним, бояться его. К комплексам обычного человека добавляются свои, усугубленные историей каждого.

Так к системе Станиславского добавилась постоянная психологическая работа. На сплочение коллектива и уверенность в себе.
За десять лет из первого состава осталась почти половина актеров. Методика, которую разработала Марина, пока сбоев не давала. Главная идея – ни с кем не сюсюкаться.

- Ребята, спасайте ситуацию! – говорит Марина своим актерам на репетиции. – Вы все должны пахать и потеть вместе со всеми. Только так зритель поверит в предлагаемые обстоятельства.

А нам она поясняет, что поблажки разъедают дисциплину как ржавчина металл. Без порядка и собранности все усилия будут напрасными.
- Только когда они видят, что с них спрос как с обычных людей, у них получается что-то стоящее, - уверена Марина.
Она настолько изучила актеров, что знает, когда и в какой роли их особенности не просто не помешают образу, а усилят его. Такие находки она старается использовать в каждом спектакле.

За десять лет в «Лестничной семье» было всякое, но больше, конечно, хорошего. Как и в любом коллективе, здесь стараются друг друга поддерживать – например, скинуться на транспорт, если не на что доехать на репетицию.

Здесь же создаются пары – какие-то спустя время распадаются, а кто-то счастливо живёт вместе до сих пор. Как и в любом коллективе, здесь стараются друг друга поддерживать – например, скинуться на транспорт, если не на что доехать на репетицию. Здесь же создаются пары – какие-то спустя время распадаются, а кто-то счастливо живёт вместе до сих пор.

Инклюзия или иллюзия?
- Только посмотрите! Раритет, просто раритет, - говорит Марина о бархатной тужурке в комнате театра. – Ведь ей сто лет минимум… Всегда, всегда всё пригождается. Не сегодня, так завтра. Не завтра – послезавтра точно. Часто костюмами помогает и театр драмы – мы с ними делим одну сцену и очень благодарны за тёплое к нам отношение.

Пригождается «Лестнице» всё, что дарят зрители и неравнодушные липчане. Одежда, обувь, сумки ждут своего часа на вешалках и в сундуках. Приходит момент, и забытые когда-то вещи блистают на сцене, вместе с актёрами переживая своё второе рождение.

Это, пожалуй, и вся помощь, на которую сейчас может рассчитывать особенный театр. Постоянных крупных спонсоров у коллектива нет. Новые гранты пока не выигрывали – коллектив теперь официально входит в состав дворца культуры, а значит, не могут претендовать на поддержку как НКО.
Выступления театра всегда бесплатны. Но иногда и они могут не состояться: не называя имён и чинов, Марина со вздохом вспоминает, какими бывают разговоры: «Ну вот в этот концерт не надо этих кривых-слепых». Я сначала обиделась. А потом решила, что эта фраза неизвестно еще, кого умаляет».

К счастью, чаще всего общий язык найти все-таки удается, как и своего зрителя: на спектакли «Лестницы» исправно ходят не меньше двух сотен человек. А еще случаются мини-гастроли в учреждениях соцзащиты. Перед самой пандемией был выезд в тюрьму. Его здесь вспоминают до сих пор.

- Это очень интересный опыт, - говорит Марина. Потому что там очень особенный зритель, совсем другой. Представьте себе: полный зал людей в чёрной одежде. И все очень сдержаны в эмоциях, закрытые. А к концу выступления это были уже раскрытые люди, улыбающиеся. Думаю, у нас все тогда хорошо получилось. Надеемся, что еще приедем.


«Надо стоять крепче»
Своим актёрам Марина часто говорит: «Пандусы на ступеньках – это хорошо. Но для начала постройте пандусы в своей душе, чтобы по нему к вам могли въехать другие люди».

Режиссёр учит подопечных не отчаиваться и поддерживать тех, кому тяжело. Но иногда апатия подкрадывается и к самой Марине. В такие моменты силы пропадают, руки опускаются, а в голове стучит только один вопрос: «Кому это нужно?»

Режиссёр учит подопечных не отчаиваться и поддерживать тех, кому тяжело. Но иногда апатия подкрадывается и к самой Марине. В такие моменты силы пропадают, руки опускаются, а в голове стучит только один вопрос: «Кому это нужно?»
- А потом я все анализирую, общаюсь с коллективом. Молюсь, конечно… - признаётся Марина. - Всё это не без Господней помощи, как и вообще все в жизни. Я в это точно верю и знаю. Молишься и вдруг понимаешь всё совсем иначе: надо стоять крепче.
Пандемия и самоизоляция ещё лучше помогли ощутить Марине и актерам, как они друг другу нужны. В общей сложности они не виделись полтора года. На все это время репетиции пришлось отменить.

- Сначала думала: «Я отдохну! Наконец-таки!» - вспоминает Марина весну 2020-го.

- Я неделю лежу. Две. Сижу у компьютера. И потом понимаю: мне надо. И им всем надо. Мы постоянно созванивались, списывались, все очень горевали и ждали встречи. И как только разрешили – для нас это было счастье. И вся наплывшая ерунда смывается. И ты понимаешь, что это надо тебе в первую очередь.

Ступеньки к мечте
Сейчас у Марины с театром – последние репетиции перед премьерой. Осталось только добавить штрихи к освещению, интонациям и финальному поклону. За час, который есть у команды на репетицию на сцене, нужно успеть каждому актеру дать рекомендации.

- Мы волнуемся. После пандемии это наш первый серьезный выход на аудиторию, в жюри – очень уважаемые деятели театров города, Союза театральных деятелей России. Ну и вообще – хочется показаться получше, - признаётся Марина.

Наше искреннее восхищение командой режиссёр просит повторить всей труппе в микрофон. Говорит, что лучшая для всех похвала – «Я не увидела разницы с обычным спектаклем». Это же и главная цель театра.

А потом, наедине, я прошу Марину рассказать о самой сокровенной мечте, связанной с «Лестницей». Помечтать без рамок и ограничений, так, если бы все-все из загаданного сбылось.

- Чтобы у нас больше было актеров, - улыбается режиссер. - Мечтаю о детской инклюзивной студии, о нескольких педагогах – по вокалу, пластике. А еще – если все сбудется, была бы прекрасная мечта – создать муниципальный театр инклюзивных актеров. На постоянной основе, с помещением.
Марина добавляет, что для воплощения этой мечты к профессиям режиссера, костюмера, сценографа и продюсера нужно подключить навыки дипломата и переговорщика и добавить несколько часов к стандартным суткам. Пока на такие серьезные переговоры она не решилась, предпочитая отдавать все силы театру и семье – мужу, дочерям и четверым внукам.
Но не исключает, что однажды может решиться и на такой шаг, как добилась однажды включения «Лестницы» в программу фестиваля любительских театров.

А еще Марина Ралина призналась, что самое главное в ее жизни уже случилось:
«Не удержишься долго на позиции «Я вам несу добро». Я вам даю жить. Театр нужен мне не меньше, чем всем актерам. Не хочется высоких слов, но, действительно, понимаешь, что не зря живешь. Не зря идешь на работу. Ты можешь болеть, ты можешь сокрушаться, что там дома – муж переломался, лежит со сломанными ногами. Ты можешь не ходить на работу. Но ты не можешь не пойти на работу».
Текст: Тамара Юдина
Фото: Ирина Хожаинова
ВКонтакте | red@lipetskmedia.ru

Made on
Tilda